Главная Каталог статей Полезные ссылки Поиск по сайту Гостевая книга Добавить статью

Меню

Главная arrow Лекции arrow Американские школы эмпирической социологии 

Глава 8. Самюэль Стауффер, "аналитическая школа" и военная социология
22.02.2011 г.

Темы:

  • Самюэль Эндрю Стауффер (1900-1960) и книга "Американский солдат" (1949). Создание Лаборатории социальных отношений при Гарвардском университете (1946).
  • Влияние функционализма на формирование исследовательских методик С.Стауффера. Соединение теории и эмпирических исследований. Позиция "аналитической школы".
  • Разработка количественных методов анализа социальных проблем и методики построения социологического исследования. Метода шкального анализа. Факторный анализ. Теория измерения установок.
  • Исследования армейских структур. Измерение морального климата в подразделениях. Этнические группы в армии. Установки подразделений, воюющих в особых климатических условиях. Социально-психологическое состояние личного состава в условиях боевых действий.
  • Метод постоянного мониторинга морального состояния личного состава подразделений различных родов войск. Разработка тестов, позволявших предвидеть поведение личного состава в бою.
  • Междисциплинарный характер исследований С.Стауффера (привлечение психологов, математиков и других специалистов).

Литература

Култыгин В.П. Классическая социология. М., 2000.

Converse J.M. Survey research in the United States: roots and emergence, 1890-1960, Berkley, 1987.

S.Stouffer. American Soldier. Princeton, 1949.

S.Stouffer. Measurements and prediction. Princeton, 1950.

S.Stouffer. Social Research to Test Ideas. Glencoe, 1962.

 

Самюэль Стауффер (Samuel Stouffer) (1900-1960) -  американский социолог, один из основоположников крупномасштабных количественных исследований в социологии. Четырехтомный монументальный труд “Исследования в области социальной психологии в период Второй мировой войны” (Studies in Social Psychology in World War II), написанный им в соавторстве с двумя другими учеными, два тома которого под общим названием “Американский солдат” (American Soldier) (1949) наиболее хорошо известны, оставил ощутимый след в американской и мировой социологии. В нем была предложена модель нового подхода, связанного с массовыми исследованиями, в котором акцент делался на изучении реальных количественных данных, связанных с решением конкретных прикладных задач.  Карьера С.Стауффера как социолога началась с написания и защиты диссертационной работы на получение степени доктора философии (Ph.D.) в Университете г. Чикаго (1930). Уже в этой работе проявился интерес С.Стауффера к количественным методам. Большое влияние на формирование его взглядов оказали такие ученые, как Л.Терстоун (L.Thurstone) и У.Огборн (W.Ogburn). В своей склонности к количественным изысканиям С.Стауффер еще более укрепился после совместной работы с К.Пирсоном (K.Pearson) и  Р.Фишером (R.Fisher) в период выпускной практики в Лондонском университете. Во время Второй мировой войны С.Стауффер возглавлял Штат специалистов исследовательского сектора отдела по  информации и образованию при Военном министерстве США  (Professional Staff in the Research Branch, Information and Education Division of the War Department). Ему удалось привлечь к сотрудничеству большое количество ученых. Исследования, которые проводились в этот период, затем   составили основу вышеупомянутого четырехтомника. В целом новый подход, предложенный С.Стауффером, характеризовался следующими  чертами:

1)                  Анкетный опрос вместо интервью;

2)                  Статистическая проверка данных, которые основаны на субъективных мнениях и оценках респондентов (прежде всего, касающихся человеческих взаимоотношений);

3)                  Стремление делать выводы скорее на основе повторного анализа данных, чем на  основе статистической проверки отдельных блоков данных;

4)                  Особое внимание  к математическим методам для измерения отношений. Это проявилось  в том, что С.Стауффер оказывал помощь в работе Гуттмана и П.Лазерсфельда при разработке ими методов “шкалограммного анализа” и методов анализа “латентных структур”.

Основные работы:

1949. American Soldier. Stouffer et.al. // Studies in Social Psychology in World War II.  Vols. 1-2. Princeton University Press.

1950. Some Afterthoughts of a Contributor to the American Soldier. Glencoe, Ill: Free Press.

1950. Measurement and Prediction // Studies in Social Psychology in World War II.  V.4. Princeton University Press.

1955 (1963). Communism, Conformity and Civil Liberties. Gloucester, Mass: Smith.

1962. Social Research to Test Ideas: Selected Writings. NY: Free Press.   

 

С.Стауффер, Л.ДеВинней

Какие группы военнослужащих наиболее критичны в отношении  политики продвижения в армии?

 

[В первом томе книги “Американский солдат”, озаглавленной “Вопросы урегулирования в армейской жизни”, речь шла, помимо прочего, о степени социальной мобильности в армии и об отношении к политике  продвижения вверх по службе, а также о возможностях такого продвижения. Возможности продвижения вверх, например,  варьировали в зависимости от таких факторов, как образование, срок службы, возраст и род войск. Скорость продвижения была выше у тех, кто имел более высокий уровень образования, у кого был большой срок службы, кто был старше и служил  в определенном роде войск, например, в военно-воздушных силах (ВВС). В нижеприведенном отрывке авторы стремятся показать, что скептическое отношение к возможностям продвижения вверх в армейской иерархии было в значительной степени обусловлено субъективными оценками, нежели объективно существовавшими возможностями. - Прим. ред.]

 

Как и следовало ожидать, данные приводимых исследований свидетельствуют о следующем: военнослужащие, которые продвигались вверх медленнее, в сравнении со своими сослуживцами, состоявшими на службе в армии в течение такого же срока, были наиболее критичны в отношении возможностей продвижение в армии. Однако относительный темп продвижения по службе основывается на различных стандартах, предлагаемых различными слоями  армейского сообщества. Например, темп продвижения вверх выпускника школы, который стал капралом уже через год службы в армии, будет выше, чем у большинства его друзей с тем же уровнем образования, а также чем у выпускника колледжа, который достиг того же звания через год. Исходя из этого, следует ожидать, что среди тех военнослужащих, которые состоят в одном и том же звании и имеют одинаковый срок службы,  военнослужащие с более высоким уровнем образования будут с большей вероятностью считать темпы продвижения вверх по армейской лестнице медленными. Как будет показано ниже, факты подтверждают это предположение. Несмотря на более высокие возможности продвижения, военнослужащие с более высоким уровнем образования оказались самыми скептичными в оценках этих возможностей. 

То же самое наблюдалось при рассмотрении оценок военнослужащих в зависимости от рода войск. Влияние данного фактора на оценки военнослужащих, наряду с такими характеристиками, как звание и образование, иллюстрируется Таблицей 1.  В этой таблице сопоставлены ответы на вопрос: “Как Вы считаете, каковы возможности для продвижения по службе у военнослужащего, который обладает надлежащей квалификацией?” - среди тех, кто состоял на службе в военной полиции (Military Police), и тех, кто служил в военно-воздушных силах (ВВС) (Air Corps), по данным на 1944 год.  Срок службы в данном случае выступает как некая константа – в рассмотрение берутся лишь ответы военнослужащих со сроком службы от года до двух лет. Следует отметить, что ответы респондентов с относительно невысоким уровнем образования были более положительными, нежели тех, кто имел более высокий уровень образования, причем  как среди рядовых (privates), так и среди сержантов (noncoms)  в обоих указанных родах войск.  Например, среди рядовых, включая рядовых 1-го класса (Pfc), состоявших на службе в военной полиции, 33% респондентов с относительно невысоким уровнем образования отметили, что  военнослужащий при наличии надлежащей квалификации имеет высокие шансы продвинуться вверх по службе. Среди рядовых с более высоким уровнем образования такого мнения придерживались лишь  21% респондентов. Наконец, как это показано в таблице, и рядовые, и сержанты, состоявшие на службе в военно-воздушных силах, вне зависимости от уровня образования, были склонны к более пессимистическим оценкам возможностей продвижения по службе, в сравнении с теми, кто состоял на службе в военной полиции.   

Подобные результаты могли бы показаться парадоксальными, если не сослаться на теорию, согласно которой подобные мнения, выражаемые  военнослужащими, отражают взаимосвязь между их ожиданиями и достижениями, в соотнесении с другими военнослужащими, которые находятся в таком же положении, что и они. Так, возможности для продвижения в военной полиции были чуть ли не худшими, по сравнению с любым другим родом войск - в выборке, которая включала в себя военнослужащих со сроком службы от года до двух лет, только 24% всех, состоявших на службе в военной полиции, имели звание сержанта (noncoms), в то время как доля сержантов среди служащих в ВВС составляла 47%. Те, кто состояли на службе в военной полиции, полагали, что их дискриминируют в плане продвижения вверх. Две трети  из них отметили, что  в сравнении с представителями других родов войск, у них не столь хорошие возможности для карьерного роста.

Теперь следует рассмотреть, какова ситуация среди  выпускников школы или колледжа, которые состояли на службе в военной полиции сроком от года до двух лет. У такого военнослужащего шанс получить звание сержанта составлял 34 из 100, исходя из  доли, которую  составляли военнослужащие в звании сержанта в выборочной совокупности.   Таким образом, количество военнослужащих военной полиции, получивших звание, при наличии указанного уровня образования, равнялось одной трети от общего числа военнослужащих военной полиции с подобным уровнем образования.  Оставшиеся две трети, при наличии такого  же образовательного уровня, звания не имели. Сопоставим эти данные с данными по ВВС, взяв в рассмотрение военнослужащих с тем же уровнем образования и таким же сроком службы.  Вероятность такого военнослужащего получить звание сержанта равнялась 56 к 100, согласно доле, которую составляли военнослужащие в звании сержанта от выборки в целом. Поэтому в этом роде войск, получая повышение, военнослужащий оказывался в той же позиции, что и большинство его сослуживцев. В связи с этим, его продвижение вверх уже не столь бросалось в глаза, как это имело место в военной полиции. Однако в случае, если он не получал повышения, в то время как большинство его товарищей успешно продвигались вверх, у него имелось больше причин для появления чувства недовольства и разочарования, что могло вылиться в критичное отношение к системе продвижения в целом.

Аналогичная схема имеет место, если в качестве исследуемого параметра рассматривать уровень образования. Как в военной полиции, так и в военно-воздушных силах, шансы для продвижения ниже у тех, кто имеет более низкий уровень образования. Если рассматривать выборочную совокупность, в которую были  включены те, кто служил в военной полиции, то можно заметить, что среди респондентов с относительно невысоким уровнем образования, лишь 17% имели звание сержанта; в выборке по ВВС, эта цифра составляла 47%. Таким образом, если военнослужащий, состоявший на службе в военной полиции и   имевший незаконченное среднее образование, получал повышение, он воспринимал это как значительное поощрение. Вместе с тем, у его товарища, который не получал повышения, не возникало чувства неполноценности, и он не считал, что к нему относятся предвзято, поскольку таких, как он, было большинство. В ВВС иная ситуация – там доля тех, кто имел звание, практически равнялась доле тех, кто его не имел. Отсюда, повышение не воспринималось военнослужащим столь значимым, как это имело место в военной полиции. В то же время, вероятность появления неудовлетворенности у тех, кто повышения не поучил, увеличивалась.

Рассматривая психологические механизмы, лежащие в основе формирования отношения военнослужащих к  системе продвижения по службе, не следует упускать из виду тот факт, что в среднем военнослужащие, которые имели звание, более положительно оценивали эту систему.  Вместе с тем, не следует делать вывод, что военнослужащие, более критично относившиеся к системе продвижения, были обязательно неудовлетворенны своим местом службы. Действительно, таблицы сопряженности для конкретной подгруппы военнослужащих, показывающие взаимосвязь между характером мнений относительно системы продвижения и степенью удовлетворенности местом службы, практически во всех случаях свидетельствуют о том, что  военнослужащие, наиболее критически настроенные в отношении системы продвижения, меньше всех удовлетворены местом службы. Однако эта взаимосвязь имеет место только внутри отдельной группы. Если же сравнивать группы между собой, такая взаимозависимость либо вообще не прослеживается, либо является обратной. Так, при сравнении таких подгрупп, как военная полиция и ВВС, эта взаимозависимость является обратной.  Несмотря на то, что военнослужащие, состоявшие на службе в ВВС, высказывали более критичные оценки в отношении  системы продвижения,  они, вместе с тем, в большей степени были удовлетворены своей службой, нежели представители военной полиции. Например, 36% опрошенных из тех, кто служил в ВВС,   отметили, что они не хотели бы менять место службы, если бы им представилась такая возможность. В то же время, только 21% военнослужащих из военной полиции дали такой ответ. Возможность продвижения по службе оказывается лишь одним     из целого ряда факторов, оказывающих влияние на степень удовлетворенности местом службы. К таким факторам относятся, например, возможность научиться чему-либо, что может пригодиться в гражданской жизни, или фактор, который определяется  престижем рода войск, в котором военнослужащий  проходит службу. В целом, служба в ВВС считается высокопрестижной, а служба в военной полиции находится внизу шкалы престижности. В значительной мере степень престижности определяется различиями в возможностях для социальной мобильности. 

Таблица 1 построена на основе данных специального поперечного  исследования (cross-section survey), проведенного в рядах военной полиции в марте 1944 года, и данных по ВВС, взятых из поперечного исследования, проведенного в армии в ближайшее к этой дате время – а именно, в январе 1944 года. Эти данные были специально отобраны для того, чтобы показать, какова структура мнений относительно возможностей продвижения в армии  в двух абсолютно разных группах. Необходимо выяснить,  будет ли та же основная тенденция прослеживаться в более широком контексте, если рассматривать группы, различия между которыми не столь ощутимы.

В Таблице 2 отображены результаты поперечного исследования, которое проводилось среди белых мужчин, проходивших службу в континентальной части США, в июне 1943 года.  Здесь, как и на Таблице 1, показано распределение ответов респондентов на вопрос  относительно возможностей продвижения по службе. Но в данном случае вместо военной полиции и ВВС, сравниваются сухопутные войска (Ground Force branches), войска обслуживания (Service Force branches) и ВВС. В рассмотрение берутся те же, что и в Таблице 1, группы по уровню образования.  По званиям респонденты распределяются на пять групп – от группы, включающей в себя рядовых, до группы, включающей в себя военнослужащих, имеющих высшие сержантские звания (старший сержант) (top three grades), а по сроку службы респонденты делятся на три группыте, кто служит менее 6 месяцев, от 6 месяцев до года, от года и выше.

Количество случаев, приходящихся на каждую из групп, очень невелико. Сложно проводить сравнение, если количество респондентов в конкретной группе, выделенной на основе сочетания определенных значений таких параметров, как звание, срок службы и уровень образования, меньше 30 для каждого рода войск. Но нельзя сделать никаких выводов только на основе  сравнения таких отдельных групп между собой.  Следует, скорее, рассматривать  модель в целом, обращая внимание на характер связей, которые внутри нее существуют, их устойчивость или неустойчивость.

В целом, различия во мнениях относительно возможностей продвижения по службе незначительны. В каждом частном случае они не столь выражены, по сравнению с вышеописанной крайней ситуацией,   где различия носят вполне ощутимый характер. Однако при изучении Таблицы 2, а также в результате более тщательного анализа данных, вырисовывается определенная модель, которая может быть описана при помощи четырех основных  положений:

1. Если звание рассматривать как постоянную величину, то чем меньше срок службы, тем лучше оцениваются возможности продвижения.  Сравним, например, мнение рядовых сухопутных войск, с относительно невысоким уровнем образования и сроком службы менее 6-ти месяцев, с мнением тех рядовых, кто состоит на службе в армии от 6-ти месяцев до  года. Доля респондентов, которые оценивают возможности продвижения по службе высоко, в первой группе составляет 50%, во второй -  42%. Подобного рода сравнений можно сделать 18, исходя из Таблицы 2, и во всех 18-ти случаях данный вывод подтверждается.

2. Если срок службы рассматривать как постоянную величину, то чем выше звание, тем выше оценки возможностей продвижения. Возьмем, к примеру, военнослужащих сухопутных войск с относительно невысоким уровнем образования   и сроком службы более одного года. В группе, включающей в себя высшие сержантские звания (top three grades), доля респондентов, которые оценивают возможности продвижения как “очень хорошие”, составляет 64%, среди сержантов (noncoms) доля респондентов, давших такой ответ, составляет уже 52%, и, наконец, среди капралов лишь 45% придерживаются такого мнения. Следуя Таблице 2, между  любыми двумя званиями возможно произвести 30 подобных сравнений – в  25-ти случаях прослеживается указанная тенденция, в одном случае никаких различий не прослеживается (no difference), в 4-х оставшихся наблюдается обратная взаимосвязь (reverse tendency). (Следует помнить о том, что выявленные долевые соотношения  базируются на небольшом количестве наблюдений, а потому вероятность погрешности очень велика. Более того, равные значения переменной (tie) и наличие обратной связи наблюдаются при сравнении  таких групп, как рядовые первого класса и рядовые, с другими группами.)

3. Если звание и срок службы рассматривать как постоянные величины, то чем ниже уровень образования, тем выше оцениваются возможности продвижения. Если взять в рассмотрение респондентов с высшими сержантскими званиями, служащих в  сухопутных войсках,со сроком службы больше одного года, то среди респондентов с относительно невысоким уровнем образования 64% оценивают возможности продвижения как “очень хорошие”, а среди респондентов с более высоким уровнем образования таких меньше - 56%. Таблица 2 позволяет сделать 24 сравнения подобного рода, из которых 22 подтверждают наличие указанной закономерности, в одном случае различия не прослеживаются, и в одном случае наблюдаются равные значения переменной.

4. Если звание, срок службы и уровень образования рассматривать как постоянные величины, то, чем ниже возможности продвижения по службе в данном роде войск, тем выше эти возможности оцениваются военнослужащими. Этот вывод соответствует заключениям, сделанным ранее. В среднем, возможности продвижения значительно выше в ВВС, чем в войсках обслуживания или сухопутных войсках. В войсках обслуживания они несколько выше, чем в сухопутных войсках. Возьмем для примера рядовых первого класса с незаконченным средним образованием и сроком службы менее 6-ти месяцев. В сухопутных войсках 51% респондентов оценивают возможности продвижения как “очень хорошие”, в войсках обслуживания таких респондентов 50%, а в ВВС - 43%. Если сравнивать между собой сухопутные войска и ВВС (таких сравнений,  согласно Таблице 2, может быть сделано 16), то в 14-ти случаях обнаруживается указанная выше взаимосвязь, а в 2-х случаях – обратная взаимосвязь.  Если сравнивать между собой войска ВВС и войска обслуживания, то 13 случаев подтверждают выявленную взаимосвязь, в одном случае наблюдаются равные значения переменной, в 2-х наблюдается обратная взаимосвязь. Наконец, сравнивая между собой сухопутные войска и войска обслуживания, можно заметить, что респонденты сухопутных войск дают более положительные   оценки в 11-ти случаях, респонденты войск обслуживания – в 4-х, и в одном случае различий в оценках не обнаруживается. Вышеуказанные различия статистически значимы, однако картина не представляется столь четкой, если рассматривать  ее под другим углом зрения. Например, известно, что возможности продвижения лучше всего в ВВС, далее следуют войска обслуживания, наконец, на последнем месте находятся сухопутные войска. Но только в 10-ти сравнениях из 16-ти доля ответов “очень хорошие” находится в обратной зависимости от того, к какому роду войск относится опрашиваемый  (см. п.4 – прим. пер.). Результаты получаются столь же неопределенными, если при сравнении двух различных родов войск, объединить варианты ответов “очень хорошие” и “довольно хорошие”. Поэтому следует ограничить сделанные заключения следующим положением: в том роде войск, где возможности для продвижения сравнительно хуже, доля военнослужащих, которые положительно оценивают возможности служебного роста, выше, нежели в тех войсках, где возможности продвижения лучше.

Как и в случае, когда  сравнивались военная полиция и ВВС (см. выше – прим.пер.), обнаруженные закономерности не дают возможность сделать вывод, что улучшение возможностей служебного роста усилит удовлетворенность местом службы (это, скорее, снизит удовлетворение от повышения, у тех, кто его получает, и усилит чувство поражения у тех, кто его не получает). Реальные последствия сложно предсказать, их можно установить только путем проведения контролируемых экспериментов, которые никогда раньше не проводились. Однако есть все основания сделать вывод о том, что самая высокая степень удовлетворенности местом службы наблюдается среди тех, кто служит в ВВС, далее следуют те, кто состоит на службе в войсках обслуживания, и на последнем месте по степени удовлетворенности находятся военнослужащие сухопутных войск. Причем степень удовлетворенности местом службы обратно пропорциональна уровню оценки возможностей продвижения по службе. Например, при ответе на вопрос “Насколько Вы удовлетворены своим местом службы, по сравнению с другими возможными местами службы?”, среди респондентов, проходящих службу в ВВС, значительную часть составляют те, кто очень удовлетворен своим местом службы. Согласно данным, отображенным в Таблице 2, при сравнении ВВС и сухопутных войск, доля опрошенных из ВВС, давших такой ответ, превосходила долю опрошенных из сухопутных войск, выбравших этот вариант ответа, причем во всех сравниваемых подгруппах. Если же сравнивать ВВС и войска обслуживания, то доля  респондентов, которые “очень удовлетворены” своим местом службы в 14-ти случаях из 16-ти выше в ВВС, в одном случае наблюдается обратное отношение, и еще в одном случае  отмечается одинаковая доля респондентов, давших такой ответ, как в ВВС, так и в войсках обслуживания. Наконец, доля респондентов войск обслуживания, которые отметили, что они “очень удовлетворены” своим местом службы, превосходит долю респондентов сухопутных войск, ответивших подобным образом, в 13-ти сравнениях из 16-ти, в двух случаях наблюдается обратное, и в одном случае доля лиц и в том, и в другом роде войск одинакова.

О высокой значимости статуса в удовлетворенности местом службы свидетельствует тот факт, что если сравнивать удовлетворенность местом службы респондентов, которые имеют определенное звание, и удовлетворенность метом службы тех респондентов, которые имеют более высокое звание (такие характеристики, как образование, род войск (force), и срок службы рассматриваются как постоянные), то в 27-ми случаях из 30-ти степень удовлетворенности местом службы выше у тех респондентов, которые имеют более высокое звание.

Можно провести повторный анализ, аналогичный тому, результаты которого отображены в Таблице 2, используя данные других выборок, и для других периодов войны. Выводы других исследований будут мало отличаться от модели, предложенной здесь и выявляющей основные тенденции, связанные с отношением военнослужащих к возможностям продвижения по службе. Используя данные одного исследования, проведенного на Тихоокеанском побережье, можно сравнить результаты ответов на два вопроса, которые по форме несколько отличаются друг от друга. Один из них звучал следующим образом: “Как Вы считаете, каковы возможности для продвижения по службе у военнослужащего, который обладает надлежащей квалификацией?”. Это точно такой же вопрос, с таким же набором ответов, который используется в Таблице 2. Другой вопрос был сформулирован так: “Как Вы считаете, каковы возможности продвижения по службе для того, кто обладает необходимыми для этого качествами, в Вашем подразделении (части)?”. Как и следовало ожидать, если срок службы рассматривать как постоянную величину, различия в ответах, определяемые званием, были ощутимее во втором вопросе, нежели в первом. То же самое можно сказать и о различиях, определяемых сроком службы, когда звание берется как постоянна величина. Но когда в качестве переменной рассматривались уровень образования и род войск, различия в ответах были одинаковы в обоих вопросах. Соответственно, при ответе на любой из этих вопросов, если звание и срок службы выступают как постоянные величины, респонденты с более низким уровнем образования склонны давать более оптимистичные оценки относительно возможностей продвижения, нежели те, кто имеет более высокий уровень образования. Точно так же, те респонденты, кто состоит на службе в ВВС с большим скептицизмом оценивают возможности продвижения по службе, нежели респонденты, служащие в войсках обслуживания, а последние, в свою очередь, более скептичны в отношении возможностей продвижения, нежели респонденты, состоящие на службе в сухопутных войсках.

Таблица 1.

Оценки возможностей продвижения. Сравнительный анализ групп респондентов с различным уровнем образования и разными званиями, проведенный между войсками военной полиции и военно-воздушными силами (белые мужчины, проходившие службу в континентальной части США, со сроком службы от одного года до двух лет) (в %)

 “Как Вы считаете, каковы возможности для продвижения по службе у военнослужащего, который обладает надлежащей квалификацией?”

 

 

Военная полиция

(Military Police)

Военно-воздушные силы

(Air Corps)

 

 

неоконч. средняя

школа

средняя школа

(колледж)

неоконч. средняя

школа

средняя

школа

(колледж)

сержанты (noncoms)

“очень хорошие возможности”

 

58

27

30

19

“довольно хорошие возможности”

29

45

39

44

затруднились ответить

 

5

8

10

3

“мало возможностей”/

“нет возможностей”

 

8

20

21

34

рядовые и рядовые первого класса (Pvt's and Pfc's)

 

“очень хорошие возможности”

33

21

20

7

“довольно хорошие возможности”

35

36

42

27

затруднились ответить

9

12

5

6

“мало возможностей”/

“нет возможностей”

 

23

31

33

60

 

 

 

 

Таблица 2.

Оценки военнослужащими возможностей продвижения в зависимости от рода войск, срока службы и уровня образования (данные поперечного исследования, проведенного среди белых мужчин, проходивших службу в континентальной части США, в июне 1943 года) (в %)

“Как Вы считаете, каковы возможности для продвижения по службе у военнослужащего, который обладает надлежащей квалификацией?”

* СВ – сухопутные войска (Ground Forces)

   ВО – войска обслуживания (Service Forces)

   ВВС- военно-воздушные силы (Air Forces)

** н.с.ш. – неоконченная средняя школа

      с.ш. – средняя школа

Рядовой (Private)

срок службы

менее 6-ти месяцев

от 6-ти месяцев до года

род войск

СВ*

ВО*

ВВС*

СВ*

ВО*

ВВС*

ур-нь образ-я

н.с.ш

**

с.ш

**

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

“очень хорошие

50

41

52

32

40

40

42

20

33

22

36

19

“довольно хорошие”

33

45

32

45

40

35

30

44

41

40

33

50

затр. 

ответить

3

3

4

4

9

12

5

4

5

6

11

5

“мало/нет возм-тей”

 

14

11

12

19

11

12

22

32

20

30

20

23

Рядовой 1-го класса (Private First Class)

срок службы

менее 6-ти месяцев

от 6-ти месяцев до года

род войск

СВ*

ВО*

ВВС*

СВ*

ВО*

ВВС*

ур-нь образ-я

н.с.ш

**

с.ш

**

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

“очень хорошие

51

52

50

36

43

26

37

20

34

25

33

24

“довольно хорошие”

35

40

40

40

39

50

44

43

36

46

44

46

затр. 

ответить

14

4

8

7

2

4

4

7

8

3

6

9

“мало/нет возм-тей”

 

14

4

2

17

16

12

15

30

22

26

17

21

 

Таблица 2 (Продолжение).

Капрал (Corporal)

срок службы

от 6-ти месяцев до года

от года и выше

род войск

СВ*

ВО*

ВВС*

СВ*

ВО*

ВВС*

ур-нь образ-я

н.с.ш

**

с.ш

**

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

“очень хорошие

48

39

50

34

49

27

45

36

39

27

28

9

“довольно хорошие”

43

49

35

42

42

49

30

41

40

43

51

55

затр. 

ответить

1

-

2

4

2

8

1

-

9

9

3

10

“мало/нет возм-тей”

 

8

12

13

20

7

16

24

24

12

21

16

10

Сержант (Sergeant)/ высшие сержантские звания (Top 3 Grades)

звание

Сержант

Высшие сержантские звания

срок службы

от года и выше

от года и выше

род войск

СВ*

ВО*

ВВС*

СВ*

ВО*

ВВС*

ур-нь образ-я

н.с.ш

**

с.ш

**

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

н.с.ш

с.ш.

“очень хорошие

52

48

46

37

46

31

64

56

64

49

61

46

“довольно хорошие”

37

36

40

42

40

38

24

29

29

35

35

45

затр. 

ответить

1

7

5

6

7

6

3

5

2

5

-

2

“мало/нет возм-тей”

 

10

10

9

15

7

25

9

10

5

11

4

7

 

 

 
« Пред.   След. »