Главная Каталог статей Полезные ссылки Поиск по сайту Гостевая книга Добавить статью

Меню

Главная arrow Для студента arrow Рефераты, Курсовые 

Тенденции развития элиты в Украине
12.02.2010 г.

Аналитическая работа по курсу: "Теория социальных стратификаций"

1. Существует ли в Украине «национальная элита»?

 

Давайте не будем спешить с ответом, и вначале разберемся с этим понятием и посмотрим на украинскую реальность «трезвыми» глазами.

Итак, элита – это определенная группа людей в любом обществе, претендующая на особый в этом обществе статус. В том числе и при дележе общенационального продукта.

Однако, претендуя на достойную долю общего пирога, элита обязана иметь свое место в системе разделения труда. И здесь желательно бы разобраться с ее общественными функциями.

 

Теоретически элита должна обеспечивать безопасность, целостность и эффективное развитие общественного организма. Большего вроде бы от нее никто и не требует, с личными текущими проблемами люди более или менее успешно справляются самостоятельно. Еще одна обязательная функция элиты – самовоспроизводство, причем не количественное, а качественное.

 

На сегодня общепринятым базовым критерием определения элиты является альтиметрический, по факту обладания реальной властью и влиянием, в конкретных украинских реалиях – деньгами. Это исключительно удобный и бесконфликтный подход, если не принимать во внимание предполагаемые общественные функции этой элиты. Потому пока будем разбираться с тем, что есть.

 

Происхождение украинской «элиты»

 

Процесс, разворачивающийся на наших глазах последние два десятилетия, не имеет пока адекватной социологической оценки. Кто-то видит в нем черты победоносной капиталистической революции, кто-то – торжество Контрмодерна, но для анализа эти формулировки бессмысленны, поскольку представляют собой не более чем общепризнанные ярлыки.

 

В этом смысле гораздо практичнее использовать понятие реколонизации территории.

 

Паралич идеологемы и управленческих структур советского периода привел к тому, что с 1991 года территория Украины представляет собой своего рода terra rasa – девственную землю. Потому освоение ее нарождающейся элитой носило и носит чисто колониальный характер. Освоение это имеет две стороны. С одной стороны, идет банальное присвоение накопленных обществом материальных ценностей – от производственных комплексов до армейского имущества. С другой стороны, бизнес-вакуум заполняется по лекалам классических развитых стран без учета особенностей территории и покупательной способности туземцев. На сегодня и та, и другая ветви реколонизации наткнулись на естественные пределы роста. Делить практически уже нечего (земля как собственность мало кого интересует, поскольку арендные отношения позволяют ее эксплуатировать намного безответственнее), а так называемый «бизнес», который бурно развивался вначале за счет перераспределенных общественных ресурсов, а потом – на потоке заемных средств, сворачивается из-за резкого сокращения платежеспособного спроса.

 

В этих печальных условиях логичным продолжением действий элиты является передел уже распределенной собственности и перераспределение общественных денежных потоков – проще говоря, эксплуатация бюджетов всех уровней через приватизацию тех или иных управленческих должностей. Чем это оборачивается для общества в целом, увидеть несложно.

 

 

Интересной особенностью реколонизации является очень быстрая демодернизация – снос «технологических этажей» высшего уровня – науки, образования и завязанных на них высокотехнологичных производств. Фактически общество оказалось отброшенным в раннефеодальную страту, аналогию этому процессу нужно искать в периоде, последовавшем после распада Римской империи, когда образовывались первые «варварские королевства». Тогда тоже утрата технологий была феноменально быстрой. Нынешнея «элита» глубинно не заинтересована в развитии технологий, поскольку весьма существенные затраты на это сужают ее «кормовую базу».

 

Еще одной особенностью реколонизации является парцеллизация власти. По сути, у нас нет действующего общегосударственного законодательства, любая область, город или территория сельсовета живет по своим неписаным правилам и реально управляются группировками временщиков.

 

Все это было бы естественно и не страшно, если бы у нас было в запасе десяток столетий на «естественный ход событий», и если бы на Земле не было государств, находящихся в социальных стратах более высоких уровней.

 

Идеология украинской «элиты»

 

О «внутренней идеологии» украинской элиты говорить не имеет смысла – там все упирается в элементарные хватательные и жевательные рефлексы. Потому займемся ее «внешней идеологией» - тем, что она, собственно, предлагает туземцам в качестве оправдания своего существования.

Действующий малый джентльменский набор невелик и небогат – идея нации, либералистские идеи «свободного рынка, идея партийной представительской демократии. Вот по ним и пройдемся. Скальпелем.

 

Идея нации. Строго говоря, эта идея целиком укладывается в рамки XIX века, и вне пределов этого периода о ней говорить бессмысленно и неприлично. Нации как действенное конкурентное преимущество сформировались именно тогда, на сегодня прибавления в этом семействе не ожидается. Внушаемая туземцам идея натыкается на простейшее возражение – языковое, почему вопрос языка для украинского общества остается постоянной головной болью.

 

Дело здесь вот в чем. Неотъемлемым атрибутом сформированной нации является общенациональный язык – носитель национальных и транслятор цивилизационных смыслов. Наиболее зримым его проявлением является национальная философия и национальная литература мирового класса, то, что имеет смысл переводить на другие языки. Украинский язык не проходит здесь ни по каким критериям, к тому же ощутимых попыток хоть сколько-нибудь повысить его конкурентоспособность нынешней «элитой» не предпринимается.

Помимо наличия мощнейшего конкурента – русского национального языка, в обществе быстрыми темпами формируется романно-германский языковой слой, обладающий и престижностью, и куда более серьезными с индивидуальной точки зрения конкурентными преимуществами. В этих условиях мы имеем на одной территории три языковых субстрата, каждый из которых обладает собственной ментальностью.

 

Идея «свободного рынка». Превосходная идеологема приблизительно четырехсотлетней давности. Нации и другие структуры, последовательно освоившие ее первыми, получили возможность прорыва не только на верхние ветви «дерева технологий», но и доступ к блоку так называемых «колониальных налогов». Для них идея «свободного рынка» остается и действенной, и привлекательной. Как для тигра в лесу, где у него практически нет конкурентов в пищевой цепочке. Остальные в этой системе играют почетную роль поставщика ресурсов.

 

Более того, никакого «свободного рынка» в условиях неравного доступа к финансовым потокам не может быть и на территории под названием «Украина». Преференции на местном и государственном уровне, которые являются финансовой основой существования колониальной администрации и корпораций по освоению колониальной территории, ликвидировать совершенно нереально внутри самой системы.

В условиях «свободного рынка» Украина и украинцы навсегда останутся мясом. Мы буем сушить свою «копру» - сырье и продукцию первых переделов, а лучший генофонд и лучшие мозги будут уходить к держателям «золотой фишки» технологий. Ну а малый и средний реальный бизнес останется питательной средой социального слоя, успешно приватизировавшем административные полномочия. Обычно его называют чиновничеством.

 

Идея партийной представительской демократии. Наиболее широкое развитие получила уже в ХХ веке, когда партии стали носителями оригинальных национальных проектов. Конкуренция этих проектов и определяла целесообразность такой схемы. Однако «нации проектов» быстро уходят в прошлое. На сегодня их осталось четыре– китайский, североамериканский, японский и европейский, и у всех у них наличествует комплекс невероятно сложнорешаемых проблем.

 

На сегодня партийная представительская демократия имеет смысл только как обеспечение функционирования диалектического дуала «власть-оппозиция», как в англосаксонской схеме. Внешне нынешний украинский парламент напоминает такой конструкт, за одним маленьким, но принципиальным исключением: ни один партийный блок не является носителем собственного национального проекта. Все попытки создания такого проекта собственными силами или с привлечением иностранных консультантов оказались несостоятельными, да и не могли оказаться иными. Проектная эпоха в строительстве общественных организмов ушла в небытие с ХХ веком.

Без национального проекта политические партии представляют собой не более чем хорошо организованные лоббистские группы новых Ост-Индских компаний, занимающихся «освоением» территории Украины. По сути, сама идея демократии имеет смысл лишь при наличии сколько-нибудь заметного слоя самостоятельных в экономическом смысле личностей, тех, которые действительно, а не по социологическим сеткам, являются «средним классом». Но в колониальной системе среднему классу нет места. И демократии, соответственно, тоже.

 

В Украине нет демократии, есть только ее жалкое подобие, и нет предпосылок для ее построения. Зато есть «элита», которая этим предпосылкам скорее всего не даст сформироваться никогда.

 

Социальные функции укранской «элиты»

 

Безопасность. На сегодняшнй день в Украине отсутствует армия, оборонная концепция и оборонная промышленность. Нет, формально онм наличествуют. Но армия живет впроголодь, стремительно теряет остатки боеспособности, и главное – стимулы к эффективному исполнению своих обязанностей. Оборонная концепция в условиях, когда внешняя политика государства является глубоко вторичной, не может иметь смысла ни в каком изложении. Оборонная промышленность занята тюнингом остатков имперского парка вооружений, предназначенного для продажи. Все разработки ориентированы на экспорт, и потому национальная оборонительная компонента в них стремится к нулю.

К этому прибавляется невероятно эффективная внешняя политика, в результате которой у страны нет соседей, либо не имеющих к ней территориальных претензий, либо находящихся с ней в состоянии «холодной войны». При полном отсутствии наличия реальных союзников и гарантов территориальной целостности.

 

Целостность. Конкуренция «Ост-Индских компаний» неизбежно приводит к необходимости территориального закрепления завоеваний, то есть формирования подконтрольных органов управления на всех уровнях. Естественно, что закрепляемые территории должны носить внешние отличия от территории конкурента. Поэтому Украину рвут по всем линиям, которые могут служить этой цели – языковой, национальной, территориальной, ментальной. Это объективный процесс существования нынешней формы «элиты», а потому попытки остановить его смешны и жалки.

 

Эффективное развитие. Любые затраты, не способствующие расширению и комфортному потреблению «кормовой базы», с точки зрения нынешней элиты являются нецелесообразными, и потому либо не допускаются в принципе, либо быстро и эффективно приватизируются. Поэтому у нас пока еще платят пенсии, но убивают среднее и высшее образование. Поэтому ни один инновационный проект не вышел за рамки дешевого пиара. Поэтому стандартные для нормальной экономики затраты на перманентную модернизацию производства у нас уплывают в оффшоры. Поэтому деньги на фундаментальную и прикладную науку уходят, как вода в песок.

 

Самовоспроизводство. Образ существования, который ведет нынешняя украинская элита, исключительно привлекателен сам по себе для людей с подходящими моральными качествами. По сути, идет нарастающая антиэволюция, когда каждое последующее «поколение» вбирает худшие черты предыдущего, не получая взамен флибустьерской харизмы и хищнической энергии. Посмотрите на их детей, на новое поколение украинских политиков, и все остальное будет понятно без объяснений. [1]

 

Современная украинская элита — симбиоз бюрократа и нувориша.

Нувориш (от фр. nouveau riche — новый богач) — быстро разбогатевший человек из низкого сословия. Появление этого выражения стоит соотнести с эпохой «первоначального накопления капитала». Слово это имело оттенок пренебрежения аристократии к культурному уровню и манерам новых «выскочек», вышедших, главным образом, из неаристократической среды. Происхождение слова не имеет никакого отношения к воровству и прочему криминалу. Неологизм «новый русский», очевидно, имеет с ним некоторое семантическое, да и фонетическое сходство.

 

 Главное, что ее объединяет с остальным населением, кроме происхождения,— маргинализация (неукорененное переходное состояние). «Типичный представитель» киевской элиты, как и большинство жителей страны, уже не крестьянин, но еще не потомственный горожанин. Это значит, что не считаются в таком обществе пороками бескультурье в речи и внешнем виде, предпочтение «легких денег» упорному труду и нигилизм в отношении общепринятых в стабильном обществе ценностей.

 

Вот как Эдмунд Берк описывал их французских предшественников двухсотлетней давности: «...общий состав собрания — это полуграмотные провинциальные адвокаты, управляющие мелких юридических контор, деревенские нотариусы и целая банда муниципальных чиновников, подстрекателей и руководителей маленьких деревенских баталий». Результат их работы он показывал в 1790 году так: «Ниспровергнутые законы, разогнанные суды, бессильная промышленность, издыхающая торговля, неоплаченные долги, народ, доведенный до нищеты, разграбленная церковь, армия и гражданское общество в состоянии анархии, анархия, ставшая государственным устройством, каждое человеческое и божье создание, принесенное в жертву идолу народного доверия, и как следствие — национальное банкротство».

 

Но есть и то главное, что отделяет элиту от остального населения, именуемого ею электоратом. Право на попадание в «избранные» имеет только тот, у кого много подчиненных. В отличие даже от советского времени, «лучшие по профессии» и другие, не имеющие собственной клиентелы, в элиту не допускаются.

 

Будучи продуктом симбиоза номенклатуры и «быстрых денег», элита несет в себе пристрастия этих двух составляющих. От «позднесовковой» бюрократии ей в наследство досталась «игра в Брежнева» — любовь к осыпанию друг друга наградами и подарками, особенно выпукло проявившаяся в рейтингах «Золотая фортуна» и «Человек года». Нувориш принес в нее показную роскошь.

 

Еще одна особенность нашей элиты — жесткое региональное распределение по сферам деятельности: бюрократия — из окрестностей Киева, хозяева гуманитарной сферы и диплома­тии — из западных областей, посредническая и банковская сфера — у киевлян и днепропетровцев, а металлургия и угольная промышленность — у дончан.

 

Рассматривая властную элиту, я как бы «забыл» о более широком значении слова «элита» и не останавливался подробно на закономерностях элитообразования и о том, что отличает элиту от псевдоэлиты. Об этом и пойдет речь в следующем номере нашей газеты. [2]

 

2. Политическая элита в Украине

Этапы становления и трансформации политической элиты Украины

Этапы становления и трансформации политической элиты Украины четко совпадают с избирательными циклами. Это показывает, что выборы стали основным механизмом селекции политической элиты. Причем на тенденции трансформации украинского истеблишмента главным образом влияют парламентские выборы, поскольку именно они формируют большую часть состава политической элиты. Президент формирует верхушку административной элиты (руководители центральных органов исполнительной власти, областных госадминистраций), которая также входит в состав политической элиты, но составляет относительно небольшой ее сегмент. К тому же глава государства в качестве своего кадрового резерва зачастую использует парламентский корпус.

 

В самых общих чертах, тезисно, этапы развития политической элиты Украины можно оценить следующим образом:

1990-1994 гг.

 

Это этап становления политической элиты Украины. Избранный в 1990 г. состав Верховной Рады стал по сути политической «предэлитой», именно он провозгласил сначала суверенитет, а затем и независимость Украины. Верховная Рада была школой новой политики для партийно-хозяйственной номенклатуры, которая и стала социальной основой для формирования политической элиты независимой Украины. В период президентства  Л.Кравчука в состав правящей элиты была инкорпорирована значительная часть национал-демократической контрэлиты, что сняло конфликт между экс-коммунистической номенклатурой и ее оппонентами. Однако и количественно и качественно в составе политической элиты на этом этапе доминировала номенклатура, которая отказалась от коммунистической идеологии и взяла на вооружение идею национально-государственного строительства. 

 

1994-1998 гг.

 

На этом этапе началась трансформация политической элиты Украины. Из хозяйственно-бюрократической верхушки, вынужденной параллельно заниматься и политическими функциями, она постепенно стала превращаться в профессиональную политическую элиту. В 1994 г. состав Верховной Рады обновился на 84%. Причем около половины депутатского корпуса парламента составили члены политических партий. Для абсолютного большинства народных депутатов политика стала основной профессией. На этом этапе отчетливо проявилась тенденция регионализации политической элиты. С одной стороны, стали формироваться региональные политико-экономические кланы, прежде всего в Днепропетровской и Донецкой областях. Днепропетровский десант в Киев в 1994-1995 гг. показал, что региональные элиты не прочь занять доминирующие позиции и в среде общегосударственной элиты. С другой стороны,  региональный фактор заметно повлиял на фракционную структуру Верховной Рады. Проявил себя на этом этапе и клиентелистский тип формирования и воспроизводства политической элиты. Личные связи, зависимость от «патрона» и преданность ему стали одним из главных факторов, способствующих продвижению к вершине властной пирамиды. Еще одна примечательная тенденция этого этапа – поколенческое обновление политической элиты, ее омоложение. Эта тенденция была характерна и для парламента, 70% которого составили народные депутаты в возрасте до 50 лет, и для центральных органов исполнительной власти.

 

1998 г.по настоящее время

 

Главная тенденция этого этапа – олигархизация политической элиты, сращивание бизнеса и власти. Большой бизнес пришел в политику. По сведениям из различных источников среди парламентариев две трети составляют легальные миллионеры. Причем это проявилось и в Верховной Раде, в составе которой резко возросло число предпринимателей, и в исполнительной власти. Среди руководителей центральных и региональных органов исполнительной власти все чаще стали появляться крупные предприниматели. Но еще чаще высшие администраторы становились если не лидерами, то полномочными представителями отдельных бизнес-групп. Бизнес-группы стали обзаводиться и собственными политическими партиями.

 

Приход большого бизнеса в политику имел весьма противоречивые последствия. С одной стороны, усилилось внимание к экономической проблематике, стали проявляться новые управленческие подходы, более соответствующие рыночным условиям. Но при этом властные полномочия все чаще стали использоваться для лоббирования определенных бизнес-интересов. Полулегальная политическая коррупция стала широко распространенным явлением. Верховная Рада все в большей мере превращается в элитный бизнес-политический клуб. Собственно законодательная деятельность нередко оказывается на периферии интересов бизнес-парламентариев.

 

Еще одна примечательная тенденция этого периода – углубление раскола в политической элите, формирование новой контрэлиты, выступающей за смену  режима Л.Кучмы. Эта тенденция проявила себя еще на президентских выборах 1999 г., но особый импульс она получила после кассетного скандала и отставки правительства В.Ющенко. По сути дела от правящей элиты откололся значительный сегмент, который стал выполнять функции контр-элиты.

 

Президентские выборы 2004 г. и парламентские выборы 2006 г. могут стать началом нового этапа трансформации политической элиты Украины. Ключевые проблемы этого этапа – деолигархизация и партизация политической элиты.  

 

Проблемы и противоречия в развитии политической элиты Украины

 

Часть проблем и противоречий, присущих развитию политической элиты Украины, отмечены выше. Кроме того, исследователи, анализирующие особенности политического истеблишмента Украины отмечают следующие его негативные характеристики:

 

·  Низкий уровень моральных качеств, что результирует в низкий уровень доверия к абсолютному большинству украинских политиков.

 

·  Превалирование личных и групповых интересов в поведении представителей политической элиты над интересами общественными. Согласно вышеупомянутому экспертному опросу УЦПИ им. Разумкова, в наибольшей мере представители политической элиты отстаивают личные  и групповые (бизнесовые и политические) интересы. Что касаются интересов национальных, то по мнению 44% экспертов они отстаиваются политической элитой страны в незначительной мере, еще 44% экспертов считают, что они отстаиваются частично.

 

·  Относительно низкий уровень профессиональной подготовленности значительной части политической элиты, отсутствие необходимого настоящей элите стратегического мышления.

 

· Низкая эффективность политико-управленческой деятельности в целом и качества принимаемых политических решений в частности.

 

·  Неумение договариваться, согласовывать интересы.

 

·  Отчуждение политической элиты от общества, углубление социального разрыва между ее представителями и рядовыми гражданами.

 

Не следует демонизировать нынешнюю политическую элиту и, в то же время, ожидать появления некой идеальной элиты. Политический класс отражает социальные болезни, проблемы и противоречия, присущие обществу. Борьба демократических интенций и авторитарных установок, центростремительных и центробежных тенденций, региональные расколы и идеологические конфликты – все это характерно и для общества и для ее политической элиты. Но ответственность за общество лежит на элите. Болезни общества она должна лечить, начиная с самой себя. Ситуация с Тузлой показала, что украинская политическая элита может учиться, способна осознавать свою социальную ответственность, превращаясь из «вещи для себя» в «вещь для общества».

 

За счет чего можно улучшить качество политической элиты Украины?

 

Ключевую роль в данном случае должны играть механизмы внутриэлитной селекции. Нельзя полагаться только на выборы. Увы, эффект выборов может быть весьма противоречивым.

 

Особое внимание должно быть уделено процедурам отбора элит, их демократичности, прозрачности, повышенной требовательности к профессиональным и моральным качествам претендентов на выборные должности, на посты руководителей центральных и региональных органов исполнительной власти.

 

Например, при формировании партийных списков на выборах в парламент должны работать как внутрипартийные демократические процедуры (в первую очередь, голосование по отдельным кандидатурам на съездах партий и блоков), так и механизмы профессиональной селекции. В избирательном списке должны присутствовать и политические фигуры и профессионалы, способные качественно  работать в профильных парламентских комитетах, а при необходимости и представить партию в отраслевых органах исполнительной власти. Увы, партийные списки на выборы, как правило, формируются в закрытом режиме и при их составлении действуют другие критерии.

 

Велика роль взаимной требовательности и ответственности, особенно при использовании коалиционных политических механизмов. Зачастую соображения политической целесообразности, принципы квотного распределения должностей, доминируют над требованиями к профессиональным качествам. Приведу простой пример. Парламентский комитет по международным делам возглавляет С.Т.Сташевский. При всем глубоком уважении к нему как к народному депутату и хозяйственнику, вряд ли его можно считать специалистом в области международных отношений.

 

Повысить свой качественный уровень может только сама политическая элита, своими собственными  усилиями. Иначе рано или поздно она будет вынуждена уступить место контрэлите. Либо возможен крайний вариант – и социум и его элита исчезают как самостоятельные субъекты.

 

Миссия политической элиты Украины

 

Само понятие «миссия элиты» звучит несколько высокопарно и претенциозно. Ведь свою общественную миссию нужно осознавать и в процессе ее выполнения нужно многим жертвовать. И с тем, и с другим у нашей «элиты» есть серьезные проблемы.

 

Большинство представителей политического истеблишмента вроде бы понимает свою историческую миссию. Но это скорее формальное осознание. Проблемы возникают на стадии практической реализации. И дело не только в плохой подготовке, либо низких моральных качествах.  Наша политическая элита в основной своей массе живет по принципу Э.Бернштейна – «Движение – все, конечная цель – ничто». Ее представители получают удовлетворение от процесса, а не от результата.

 

Но самое слабое место – нежелание жертвовать личными и групповыми интересами во имя интересов национальных, а также – неспособность договариваться во имя реализации стратегических задач.

 

Что понимать под миссией национальной элиты?

 

В начале 1990-х гг. – это обретение и сохранение государственной независимости, формирование украинской государственности. Как уже отмечалось, независимость Украины не стала результатом чрезвычайных усилий ее элиты. Но подарком судьбы украинская элита воспользовалась и худо-бедно свою миссию на том этапе сумела реализовать. Однако задача сохранения и обеспечения подлинной национальной независимости далеко не снята с повестки дня. Внешние и внутренние вызовы существованию независимого украинского государства периодически актуализируются.

 

Вторая важная миссия нашей элиты, в реализации которой особо заинтересованы широкие массы населения – кардинальное улучшение уровня и качества жизни украинского общества.

 

Наконец, третья миссия, осуществление которой смогут оценить только будущие поколения – правильный стратегический выбор геополитический траектории развития украинского общества. 

 

Все это конкретные проекции исторической миссии национальной элиты. Если же говорить в самых общих терминах, то элита определяет стратегические ориентиры развития общества, организует и вдохновляет нацию на их осуществление, это «батарейка», которая аккумулирует социальную энергию, а затем в необходимый момент возвращает ее обществу, подзаряжая его своей мыслью и волей.

 

Сейчас энергия политической элиты Украины уходит на обслуживание самой себя, собственных интересов и проблем. Свой долг обществу элита пока не возвращает. И в этой ситуации первые импульсы требуемых изменений  должны исходить от самого общества, от массы. И тогда либо правящая элита прореагирует на этот общественный посыл, либо на смену ей придет контрэлита.

 

Перефразируя В.Ленина можно сформулировать закон выхода из национального кризиса:

 

1.Общество («масса») не хочет жить по-старому и готово помочь в приходе к власти контрэлите, противостоящей правящей элите. В свою очередь контрэлита готова опереться на это массовое движение.

2.Резкое возрастание активности элитных слоев общества, их реальное стремление к переменам.

3.Способность контрэлиты править по-новому.

В Украине нет национального кризиса в полном смысле этого термина, но необходимость кардинальных политических перемен,  нового импульса в развитии страны очевидна. Идет острая конкуренция сразу нескольких сценариев:

- консервация нынешнего политического режима, сохранения доминирующего положения правящей элиты;

-  институциональная трансформация режима при сохранении у власти правящей элиты;

-  смена правящей элиты нынешней контрэлитой.

Нынешняя контрэлита вышла из чрева правящей элиты, связана с ней генетически и ментально. Поэтому не стоит ожидать скорых и радикальных перемен. [3]

 

 


 

 

 

 

» Нет комментариев
Пока комментариев нет
» Написать комментарий
Email (не публикуется)
Имя
Фамилия
Комментарий
 осталось символов
Captcha Image Regenerate code when it's unreadable
 
След. »