Главная Каталог статей Полезные ссылки Поиск по сайту Гостевая книга Добавить статью

Меню

Главная arrow Для студента arrow Рецензии, эссе 

Сравнительная рецензия 1 по курсу: Социальные изменения
12.02.2010 г.

К теме №1 : Социологическая теория в поиске методологических оснований для исследования современных трансформационных процессов постсоветских стран.

Кива А.В. После социализма: некоторые закономерности переходного периода // Общественные науки и современность, 1997, №2, с. 24-35

Ядов В.А. Теоретико-концептуальные объяснения «посткоммунистических» трансформаций // Ядов В.А. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций. Курс лекций. СПб. 2006. – С. 68-78 (лекция 7)

 

В своей статье «Теоретико-концептуальные объяснения «посткоммунистических» трансформаций» В. Ядов вначале иронизирует по поводу понимания транзитологии как науки, рассказывающей как всем стать Соединенными штатами, обсуждает феномен нереволюционного перехода к новым общественным типам и приходит к обсуждению теории модернизации. Автор обсуждая условия модернизации русского общества, говоря о достаточных человеческих и материальных ресурсах, забывая о необходимости развития среднего класса, сетует на недостаточное согласие элит, конфликтность современной российской ситуации, отсутствие общей национальной идеи, а также готовности к сотрудничеству с более развитыми обществами.

Справедливо замечая, что как в случае с Японией, России не обязательно для модернизации перенимать чужую идентичность, а можно идти своим путем, модернизируя не мировоззрение, а сектор экономики. По мнению Ядова формула модернизации демократизация+индустриализация не обязательна. Далее посмеиваясь над «постизмом» автор переходит к обсуждению метафор современного постсоветского российского строя (кентавризм, мексиканизация, олигархия, демократура и т.д.). Вспоминает «теорию культурной травмы» Штомпки и ее «акторизацию» Заславской, приходя под конец к выводу о «рутинизации» критической ситуации, в ходе которой транзит уже не воспринимается транзитом, а есть данность, с которой необходимо мирится и уже нужно выходить из этой данности, а не бороться со старыми кентерберийскими приведениями о жутких перспективах транзита.

Что касается А. Кивы, то он, не вникая в социологические концепции, точкой отсчета своего анализа ставит «инверсию», тот самый диалектический «постизм», над которым вслед за Дарендорфом смеется Ядов. Далее отметая китайский путь реформ, соглашаясь с самим собой, что на ограничение прав и свобод российское общество идти не должно, автор пускается в часто провокационные демагогические, дидактические и диалектически противоречивые обсуждения государственно-капиталистического пути развития, как единственного логически выверенного и обоснованного решения российской проблемы, опровергая тем самым свой же тезис о недопустимости китайского пути. В конце концоп Кива приходит к тому, что еще не всё понятно, то есть закончил он тем, с чего следовало бы начать.

Сравнивая два анализируемых текста по форме, можно сказать, что статья Кивы разительно отличается отсутствием аргументации со стороны: нет ни чужих концепций, ни каких-либо эмпирических выкладок, кажется, что все десять страниц текста написан на интуиции и является мнением, а не аргументацией. С другой стороны, такой текст можно либо «втаптывать в землю» с начала и до конца, либо вообще его не трогать в виду пространности и разобщенности аргументации (на первый взгляд). По крайней мере, для того, чтобы понять, что же все-таки нового пытался сказать автор, нужно прилагать собственные усилия по структурированию текста.

Тем не менее, можно с уверенностью говорить о широте взгляда на проблему транзита посткоммунистических государств Ядова и узости Кивы. По крайней мере, Ядов пытается понять схему перехода, осмыслить этот процесс концептуально, в то время как Кива, не знакомя ни с какой методологией пытается навязать не совсем понятно откуда взявшиеся выводы, что влечет за собой сопротивление «непокорного» критически настроенного читателя.

С другой стороны есть одна общая претензия к двум авторам, которые говорят об отсутствии общей национальной идеи, несколько раз на этом акцентируют своё внимание, но в конце концов приходят к одной и той же невозможности перенесения чужих идентичностей, культурных моделей, демократизаций, то есть чужих идей, а ратуют за выработку собственной. Но вот тут и стоит главная проблема. Национальной идеи в России действительно нет и таксист из пелевинского «Поколение П.» как символ российского взгляда на будущее через призму настоящего под влиянием прошлого будет еще долго у руля национального сознания. Но ведь выработать национальную идеи не так просто, а поэтому возникает вопрос, почему не взять чужую хотя бы на время? Ведь в том и отличие Японии (сейчас будет камень в огород Ядова), что ей не нужны западные идентичности, и она может строить свою «индустриализацию» на собственном культурном «базисе», а не просто в том, что она не взяла чужое. Если Россия не возьмет чужого – своего-то у нее нет.

На мой взгляд основная проблема посткоммунистической России заключается не в том, как заметил Кива, что коммунистическая партия все еще может вернуть себе власть, вернув Россию на неверный путь развития, а в том, что правопреемница СССР ни с какого пути не сворачивала. Свернули прибалтийцы, поляки, чехи, сворачивают китайцы и «тигры», надеюсь, сворачивает Украина. Распад СССР – это терминология российская, вне России принято говорить об отделении от СССР, о бегстве от этой самой России, которая никакая уже не Россия, как с ужасом для себя и других заметил Набоков – уже после 1917 года нет никакой России. Всё, что мы сейчас наблюдаем, это развитие, модернизацию СССР, от которого отделились плохо прикрученные части.

 

Проблема также и в необоснованном пафосе, претензии на особый путь и фактическое нежелание работать над перспективой. И здесь снова пугает вербализация Ядовым в своей же статье положений, условий модернизация, а потом фактическое опровержение этих положений примером России (похожий по форме механизм читается и у Кивы). Ядов, что для меня оказалось некоторым сюрпризом, говорит о завершении, начале, процессе модернизации, в то время как Россия не выполняет ни единого из необходимых, им же названых условий этой самой модернизации. Таким образом, создается впечатление, что авторы сами себе пытаются что-то доказать, хотя это и поверхностное, но основное впечатление.

 

» Нет комментариев
Пока комментариев нет
» Написать комментарий
Email (не публикуется)
Имя
Фамилия
Комментарий
 осталось символов
Captcha Image Regenerate code when it's unreadable
 
« Пред.   След. »