Главная Каталог статей Полезные ссылки Поиск по сайту Гостевая книга Добавить статью

Меню

Главная arrow Лекции arrow РУССКАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ФИЛОСОФИЯ О СОЦИУМЕ Сомин Н.В. 

Лекция о Соловьеве
04.02.2010 г.

Владимир Сергеевич Соловьев (1853-1900)

 

Если Хомяков и Достоевский высказали лишь отдельные мысли о христианском обществе, то Соловьев первым из русских философов построил развернутую систему христианской социальности. Правда, которую он сам разрушил в конце жизни. Система не удалась, но ряд соловьевских идей стоит того, чтобы их обсудить.

 

Личность и биографические сведения.

Отец, Сергей Михайлович Соловьев (1821-1879), знаменитый историк, написавший классический труд – 28 томов «Истории России», каждый год выпускал по тому, ректор Моск. Ун-та. Его отец (дед Соловьева) – протоиерей Михаил Васильевич Соловьев (служил в храме Коммерческого училища). Перед смертью дед ввел 8-летнего Соловьева в алтарь и благословил на служение Церкви.

Мать, Поликсена Владимировна Романова (+1909) – красавица, из Херсона, «большая фантазерка», видя осину, всегда боялась, а не висит ли на ней Иуда.  «Была раздавлена 12 детьми и 28 томами «Истории» (С.М. Соловьев, племянник философа). Ее отец (второй дед Соловьева) –  моряк Владимир Павлович Романов (крестный Соловьева) – декабрист, сидел в Петропавловке, разжалован в рядовые, но выслужился до контр-адмирала. Соловьев был назван в честь этого деда (кстати, крёстного Соловьева).

До взрослого возраста дожили 8 детей – трое братьев и пять сестер. Владимир Сергеевич – четвертый в семье. Особенно интересны братья философа:

Всеволод Сергеевич (1849-1903) – писатель, автор нескольких больших романов. Соловьев с ним соперничал, и они были в плохих отношениях.

Михаил Сергеевич (1862-1903) – переводчик Платона и «Апологии Сократа». С Владимиром они активно переписывались.

В отрочестве Соловьев потерял веру (с 14 до 18 лет), но затем снова обрел ее, уже вполне сознательно.

Очень рано  изучил западную философию. Также рано у него сложилась основа его собственной философии (письма Кате Романовой 1872-1873).

Учился в Моск ун-те, сначала на физико-математическом факультете (1869-1872)-, а потом – на филологическом (1872-1873).

1874г. «Кризис западной философии», магистерская диссертация.

1875-1877-Преподавание в Моск. Ун-те, 1875-1876- заграничная поездка Лондон-Каир (два видения Софии), с 1877 г. в СПу.

1877-1878 – «Философские начала цельного знания».

1880 – «Критика отвлеченных начал», докторская диссертация(7 оппонентов).

1881– лекция в Кредитном обществе, после которой С. уходит из ун-та, переезжает в Москву, оставив «чухонский Содом».

 

Кое-что о личности Соловьева. Из ответов на шуточную анкету:

«Были ли Вы влюблены и сколько раз? Серьезно  один раз, а так 27 раз». (1890).

«Один раз» – это Софья Петровна Хитрово (1848-1910), племянница Софьи Андреевны Толстой, жены А.К. Толстого (семья Толстого воспитывала племянников). После смерти ее мужа Соловьев сделал ей предложение, но она отказала. Ей посвящено известное стихотворение (1887):

 

Бедный друг, истомил тебя путь,
Темен взор, и венок твой измят.
Ты войди же ко мне отдохнуть.
Потускнел, догорая, закат.

 

Где была и откуда идешь,
Бедный друг, не спрошу я, любя;
Только имя мое назовешь -
Молча к сердцу прижму я тебя.


Смерть и Время царят на земле,-
Ты владыками их не зови;
Всё, кружась, исчезает во мгле,
Неподвижно лишь солнце любви.

 

Вообще, Соловьев – выдающийся поэт, предтеча «серебряного века». Блок, Брюсов, Белый считали его своим учителем.

1892-1894гг. – работа «Смысл любви». В ней он ищет ответа на вопрос: «почему влюбленные не замечают недостатков любимых, а видят только достоинства». Ответ: в человеке два характера: эмпирический – таков человек в своей падшей реальности – и умопостигаемый – образ Божий, замысел Божий о человеке. Влюбленным по благодати дается счастье видеть этот упопостигаемый характер, и от его ослепительной красоты они забывают об эмпирическом.  Соловьев эту теорию применял на практике. И однажды, когда его сестры были возмущены новой его пассией, он спокойно ответил: «Да, ее эмпирический характер тяжел, но зато умопостигаемый удивительно прекрасен». Видимо, тут речь шла о Софье Михайловне Мартыновой, имение которой находилось у ст. Сходня (и где философ снимал дачу). Соловьев писал, что имеет дело «с таким нравом, сравнительно с которым С.П. есть сама простота и сама легкость» (письмо брату Михаилу 1892 г.)

Несмотря на феноменальные дарования, Соловьев умел смирять себя. В Сходне он написал «Эпитафию» (в письме Венгерову от 12 июля 1892 г.)

 

Владимир Соловьев

Лежит на месте этом.

Сперва был философ,

А ныне стал шкелетом.

Иным любезен быв,

Он многим был и враг;

Но, без ума любив,

Сам ввергнулся в овраг.

Он душу потерял,

Не говоря о теле:

Ее диавол взял,

Его ж собаки съели.

Прохожий! Научись из этого примера,

Сколь пагубна любовь и сколь полезна вера.

 

Вообще самоирония для Соловьева очень характерна, например:

 

«Цвет лица геморроидный,

Волос падает седой» (1893)

 

Вот еще образчики соловьевского юмора:

«Обнимаю твой объемистый стан» (из письма кн. Дмитрию Цертелеву, другу Соловьева).

«Город глупый город грязный

Смесь Каткова и кутьи» (1887, о Москве).

 «Тигру» (зачеркнуто) Евфрату (зачеркнуто) Льву Михайловичу Лопатину (надпись на конверте).

 

Говоря о любви, он старался следовать евангельским заповедям в жизни. Поражает его полная нестяжательность, деньги у него долее одного дня на держались – все раздавал окружающим. Недаром он писал в «Трех свиданиях»: «В моем кармане хоть кататься шару».

Острая полемика с оппонентами у Соловьева никогда не доходила до личной неприязни. Так, своему записному ругателю В.В. Розанову он писал:

"Дорогой Василий Васильевич! В силу евангельской заповеди (Матф.5,44) («любите врагов ваших» – Н.С.) чувствую потребность поблагодарить Вас за Ваше участие в наглом и довольно коварном нападении на мою книгу в сегодняшнем «Новом времени» (приложение). Так как это маленькое, но довольно острое происшествие не вызвало во мне враждебных чувств к Вам, то я заключаю, что они вырваны с корнем и что мое дружеское расположение к Вам не нуждается в дальнейших испытаниях. Спешу написать Вам об этом, чтобы избавить Вас от каких-нибудь душевных затруднений при возможных случайных встречах. Считайте, что ничего не произошло и что мы можем относиться друг к другу точно так же, как в наше последнее прощанье на Литейной. Будьте здоровы. Искренно Вас любящий Влад. Соловьев" (3, т. 3, с. 47). 

Умер 30-го июля 1900г. в с. Узкое –  имении  Трубецких. С.Н. Трубецкой сразу после погребения сказал: «сегодня мы схоронили самого большого русского человека».

 

О преображении общества. Социальная активность христиан.

Основная социальная идея Соловьева – тезис о необходимости и возможности христианского преображения социума. Этот тезис он выводил из самых основ христианства:

«Сущность истинного христианства есть перерождение человечества и мира в духе Христовом, превращение мирского царства в Царство Божье (которое не от мира сего)»./9:344/.

Он даже ввел термин «христианская политика», под которой понимал проникновение духа христова в социальную сферу.

Это сделано в статье «Великий спор и христианская политика» 1883 г. в газете «Русь»  – эта публикация вызвала  возмущение публики.

Соловьев считал, что личное совершенствование христианина неотделимо от преображения общества: «мы знаем, какую цену могут иметь ходячие ныне заявления, что будто христианство имеет своею единственною практическою задачею нравственное совершенствование отдельного лица и что оно вполне равнодушно к общественному  прогрессу. Личное  совершенствование может быть отделено от общественного прогресса только на словах, а не на деле, а потому все подобные заявления суть лишь бездельные речи» /10:327-328/.

«За праздничною речью Достоевского последовал совершенно будничный спор его с профессором Градовским (…) Вместо того, чтобы становится на сторону личной нравственности против общественного интереса, следовало бы отвергнуть самый вопрос о преимуществах  того или другого, как совершенно бессмысленный. Само нравственное начало предписывает нам заботиться об общем благе, так как без этого заботы о личной нравственности становятся эгоистичными, т.е. безнравственными. Заповедь нравственного совершенства  дана нам раз и навсегда в Слове Божием, и дана, конечно, не для того, чтобы мы ее твердили как попугаи или разбавляли собственною болтовнею, а для того, чтобы мы делали что-нибудь для ее осуществления в той среде, в которой живем, т.е., другими словами, нравственный принцип непременно должен воплощаться в общественной деятельности» /7:290-291/.

В обоснование своей позиции Соловьев приводит ряд аргументов.

Аргумент от всеединства и Богочеловечества. Концепция всеединства у Соловьева означает причастность всего сущего единому целому, коим может быть только Бог, Абсолют. В применении к обществу всеединство понималось мыслителем как нравственная солидарность между людьми. Богочеловечество у Соловьева – сочетание в жизни людей божественного и человеческого начал:

«Основная истина, отличительная идея христианства есть совершенное единение божеского и человеческого, осуществленное индивидуально во Христе и осуществляющееся социально в христианском человечестве» /1:246/.

Аргумент от наличия истории. «Если бы человечество представляло собою простую арифметическую сумму отдельных изолированных лиц, то все препятствия к полному осуществлению царствия Божия сводились бы, собственно, к одному: злой личной воле. Все действие Божие в человечестве было бы в таком случае прямо и исключительно обращено на каждую отдельную душу, которая или воспринимала бы это действие и входила в царствие Божие, или отвергала бы его. Решение этого вопроса, безусловно отдельное для каждой души, могло бы произойти вне пространства и времени, всемирная история была бы совершенно не нужна и жизнь – бессмысленна. К счастью, человечество не есть куча психической пыли». /10:332-333/.

 Аргумент от Византии. Византию Соловьев приводит в качестве примера, где Церковь как раз не занималась устроением общества в христианском духе.

«Весь строй христианской Византии представляет собою непримиримое раздвоение: с одной стороны, мы видим здесь церковь как носительницу божественной стихии и истины Христовой, а с другой – полуязыческое общество и государство, основанное на римском праве. Не только не было внутреннего соответствия между этими / двумя сторонами, но не было даже стремления привести их в согласное единство» /3:99-100/.

Результатом  такого раздвоения была гибель Империи:

«история судила Византию и произнесла над ней свой приговор. Она не только не сумела выполнить свою миссию – основать христианское государство – но приложила все старания к тому, чтобы подорвать историческое дело Иисуса Христа… Византийцы полагали, что для того, чтобы  быть воистину христианином, достаточно соблюдать догму и священные обряды православия, нимало не заботясь о том, чтобы придать политической и общественной жизни христианский характер; они считали дозволенным и похвальным замыкать христианство в храме, предоставляя всю общественность языческим началам» /1:265-266/.

Те же претензии Соловьев предъявлял и русской Церкви.

 В частности, на тему асоциальности византийской и русской церквей он сделал скандальный доклад «Об упадке средневекового миросозерцания» /9/ (1891), после которого Соловьеву запретили публичные выступления.

 

Теократический «проект» Соловьева.

Каким же в положительном смысле видел Соловьев христианское общество? Он основывает свои воззрения на теории всеединства, требующей собирания всего человечества в единое целое.

Сначала Соловьев обосновывает соединение церквей. Да, – утверждает он, – для индивидуального спасения внешнее единство церкви не существенно. Поэтому православный мир спокойно смотрит на наличие множества дружественных церквей. Но для продвижения в вопросе социального преображения церковное единство очень важно. Дело в том, что мировое зло стремится к объединению, и своего окончательного единства оно достигнет в лице антихриста, который будет царем всего мира. Противостоять этой опасности может только единая, внешне объединенная Церковь.

Но этого Соловьеву мало. Господь Иисус Христос, глава Церкви и всего человечества, совершал три служения: священническое, царское и пророческое. Также должно быть устроено в идеале и человеческое общество. Если во главе священства и всей Церкви естественно становится римский Понтифик, то на роль вселенского Царя Соловьев прочит Российского императора, ибо в России – самая сильная в мире монархия. Роль Пророка остается пока открытой. Но не исключено, что в этой роли Соловьев видел себя – он все время чувствует себя пророком. Для реализации столь грандиозного проекта всемирной теократии русский народ должен отказаться от своей национальной исключительности и пожертвовать своей, по Соловьеву, конфессионально ограниченной православной верой (в этом, кстати, Соловьев видел суть «русской идеи»).

Соловьевская теория подверглась ожесточенной критике. Ее не приняли ни на Западе, ни в России. И не удивительно – Соловьев видит в своем проекте всемирной теократии шаг к достижению Царства Небесного, которое в конце-концов должно устроиться здесь, на земле, что является явной утопией (хотя сама идея общественного прогресса под влиянием христианства верна и составляет основу христианской социологии).

Католики считают, что Соловьев перешел в католичество, основываясь на том, что в 1886 г. он причастился у униатского священника Николая Толстого. Действительно, такой факт был. Но для Соловьева он означал  присоединение к Единой Апостольской Церкви, о воссоединении в которую различных ее ветвей он мечтал. Более того, перед смертью Соловьев исповедался и причастился у православного священника, признав свои догматические заблуждения. Так что о «переходе» Соловьева в католичество говорить не приходится.

Основные сочинения Соловьева на теократическую тему:

 «История и будущность теократии» 1884-1886 г. издана в России (в журнале «Православное обозрение» И. Акасакова). Эту работу ругали поздние славянофилы, но положительно оценил Константин Леонтьев (1831-1891), сторонник воссоединения церквей.

Остальные работы на эту тему подверглись цензурному запрету.

«Русская идея» – статья на французском языке, Париж 1888.

«Владимир Святой и христианское государство» /6/. Париж, 1888

 «Россия и Вселенская церковь» /1/ – на французском языке, издана в 1889 г. во Франции.

 

 

Полемика со славянофилами. Данилевский.

Николай Яковлевич Данилевский (1822-1885) в книге «Россия и Европа» (1871г)  выдвинул теорию культурно-исторических типов. Смысл истории, по Данилевскому, в достижении цивилизации, осуществившей синтез четырех основных видов культурно-исторической деятельности: религиозной, собственно культурной, политической и социально-экономической. Данилевский выделяет десять культурно-исторических типов: египетский, китайский, халдейский, или древнесемитический, индийский, иранский, еврейский, греческий, римский, новосемитический, или аравийский, и германо-романский, или европейский. Ни один из этих типов не смог реализовать все четыре основы культурной деятельности. Но славянство должно стать одиннадцатым типом, реализовавшим четырехосновную цивилизацию. Для этого оно должно объединиться в славянскую федерацию со столицей в Константинополе.

 Соловьев в 1888г выступил с едкой критикой книги (статья «Россия и Европа» и ряд других). Соловьев высказал ряд аргументов, которые, хотя и несколько поколебали, но не опровергли культурно-исторических типов как факта истории. Но Соловьев отрицает цивилизационный подход на нравственном уровне, считая, что единство человечества – вещь более нужная для людей на пути в Царство Небесное.

 

Нравственная философия.

«Оправдание добра» /11/(1894-1898) – книга, суммирующая нравственную концепцию мыслителя.

Тут очень интересны мысли Соловьева по поводу экономических законов:

«Никаких самостоятельных экономических законов, никакой экономической необходимости нет и быть не может, потому что явления хозяйственного порядка мыслимы только как деятельность человека – существа нравственного и способного подчинять все свои действия мотивам чистого добра» /11:300/.

«Область материальных отношений (ближайшим образом экономических) имеет право на то, чтобы стать предметом нравственного действия человека, имеет право на осуществление или воплощение в ней высшего, духовного начала, материя имеет право на свое одухотворение» /11:301/.

В «Оправдании Добра» Соловьев еще повторяет идеи всемирной теократии, но уже не с таким энтузиазмом, как в 80-х.

 

«Три разговора» (1899).

Последнее крупное произведение Соловьева. В нем участвуют «пятеро русских»: генерал, политик, князь, дама, господин Z (выражающий мнение самого Соловьева). В конце Z зачитывает «Повесть об антихристе».

Там уже никакой всемирной теократии нет. Наоборот, Антихрист, ставший всемирным Императором, и маг Аполлоний втягивают мир в войну, но землетрясение поглощает их обоих. Христиане воцаряются со Христом на тысячу лет.

После публичного чтения «Трех разговоров», складывая рукопись Соловьев сказал: «Я нaпиcaл этo, чтoбы oкoнчaтeльнo выcкaзaть мoй взгляд нa цepкoвный вoпpoc». (А. Белый «Владимир Соловьев»). И в этом «окончательном» взгляде Соловьев во многом отказывается от своих прежних построений. Во всяком случае, от своего «проекта» всемирной теократии Соловьев действительно отказывается. Хотя вряд ли можно считать, что он отказался от идеи христианского совершенствования общества. Однако он ясно понял, что общество не хочет совершенствоваться, оно до теократии не доросло. Поэтому конец мира будет катастрофичен – по Апокалипсису.

 

Литература

 

1.        Соловьев В.С. Россия и Вселенская  Церковь. – Минск: Харвест, 1999. – С. 234-524. (1889)

2.        Соловьев В.С. О духовной власти в России // Сочинения в двух томах. Т. 1. – М.: Правда. 1989. – С. 43-58.    (1881)

3.        Соловьев В.С. Великий спор и христианская политика. // Сочинения в двух томах. Т. 1. – М.: Правда. 1989. – С. 59-167. (1883)

4.        Соловьев В.С. Византизм и Россия // Сочинения в двух томах. Т. 2.  М.: «Правда», 1989. – С. 562-601.       (1896)

5.        Соловьев В.С. Значение государства // Сочинения в двух томах. Т. 2.  М.: «Правда», 1989. – С. 549-561.  (1895)

6.        В. Соловьев. Владимир Святой и христианское государство // Сочинения в двух томах. Т. 2.  М.: «Правда», 1989. – С. 247-262.  (1888)

7.        В. Соловьев. Русский национальный идеал // Сочинения в двух томах. Т. 2.  М.: «Правда», 1989. – С. 286-295.  (1891)

8.        В. Соловьев. О подделках // Сочинения в двух томах. Т. 2.  М.: «Правда», 1989. – С. 305-316.  (1891)

9.        Соловьев В.С. О причинах упадка средневекового миросозерцания // Сочинения в двух томах. Т. 2.  М.: «Правда», 1989. – С. 344-355.    (1891)

10.    Соловьев В.С. Из философии истории // Сочинения в двух томах. Т. 2.  М.: «Правда», 1989. – С. 323-343.  (1891)

11.    В.С. Соловьев. Оправдание добра. – М.: Республика, 1996. – 479 с.

 

 
« Пред.   След. »