Главная Каталог статей Полезные ссылки Поиск по сайту Гостевая книга Добавить статью

Меню

Главная arrow Научная библиотека arrow Теории информационного общества 

Тема 7. ИНФОРМАЦИОНАЛЬНЫЙ КАПИТАЛИЗМ
18.10.2009 г.

Кастельс)

 

Культурные последствия информационального капитализма

1. Доступ к сетям как важнейший культурный фактор:
Компьютерные сети по-видимому положат конец такой массовой системе коммуникаций
как телевидение (централизованное производство и вещание на гомогенизированную аудиторию),
поскольку они индивидуализирут коммуникацию и делают её интерактивной.

2. Распространение Интернета и фрагментация общества:
"message is the medium" (посланием является средство сообщения), поскольку медиа транслируют то,
что запрашивают, как предполагается, различные сегменты аудитории. Кастомизированные каналы — угроза потери общей культуры, которую поддерживало общенациональное телевидение: "хотя медиа теперь связаны между собой в глобальном масштабе, мы уже живем не в мировой деревне, а в отдельных, кастомизированных коттеджах, производство и дистрибуция которых локализованы".

3. Интерактивные и индивидуализирующие свойства Интернета способствуют созданию электронных сообществ, которые по мнению Кастельса "более свяжут, нежели разделят людей". Достаточно ли виртуального взаимодействия для формирования "сообщества"?

4. Доступ к сети определяет право гражданства в информационной эпохе.
"ценой за включение в систему станет требование адаптации к её логике, её языку, её проходному балу, её кодировке и декодировке".
5. Возникновение "реальной виртуальности":
"это система, в которой сама реальность полностью схвачена и погружена в виртуальные образы,
в выдуманный мир, в котором внешние отображения на экране не только сообщают о неком опыте,
но и сами становятся опытом" (симулякры).

("мыльная опера" + избирательная компания)

 

Пространство потоков

Сетевое общество — пространство потоков. Регионы и локалии, имеющие серьезное значение,
"оказываются интегрированными в международные сети". При этом мы переживаем время "географической разъединенности", которая дезорганизует установившиеся ранее связи.

Глобальный город — это не место, а процесс, обеспечивающий перетекание потоков информации.

 

Вневременное время

Сжатие времени-пространства (Гидденс, Харвей).

Сетевое общество ведет к "размыванию образов жизни" — "слом ритмичности".
(биологические фазы жизни человека, крионика, генная инженерия) —
становление вневременной культуры.

 

"Мгновенные войны" (Персидский залив, Сербия) — конец традиционных войн, служивших необходимым "обрядом перехода", напоминанием о смертности человека и новой точкой отсчета для выживших.

 

Культ вневременного времени - "вечное настоящее" - мгновенная коммуникация не помещает исторический факт в исторический контекст,
оставляя нас во "вневременном ментальном ландшафте". Т.о. культура вневременного общества — это "системный беспорядок".

 

Власть идентичности
Формирование коллективных идентичностей в сетевом обществе.
Социальные движения — "целенаправленные коллективные действия, которые трансформируют ценности и институты общества" — дают человеку главные эелементы его идентичности.

Как создаются идентичности, когда традиции ушли в прошлое? Национальным государствам и всем связанным с ними легитимизирующим институтам угрожают глобализационные тенденции сетевого общества. Так все "государства благосостояния" находятся под давлением в связи с глобальной конкуренцией по поводу дешевой рабочей силы; национальные экономики все труднее контролировать; политическая демократия
необратимо подменяется информационной политикой, ставшей глобальной, неуважительной, ориентированной на скандал.

"Наши общества — не упорядоченные тюрьмы, а беспорядочные джунгли".

 

Однако сетевое общество порождает "движения сопротивления" и даже движения "проектной идентичности" (от баскских сепаратистов до исламского фундаментализма).

Эти движения нельзя рассматривать только как реакцию на "перегрузки информационной эпохи", поскольку все они пользуются средствами, которые предоставляет им сетевое общество
для организационных нужд.

 

Причины "заката патриархата":
1. изменения в коньюктуре рынка труда
2. контроль над биологическими функциями женщины, который освобождает женщину от ограничений, связанных с репродукцией.
3. фиминистское движение
4. ИКТ, позволившие "соткать гиперковер женских голосов по всей планете".

 

Новые формы стратификации
Новые формы неравенства: в глобальном масштабе информационная эпоха породила системный капитализм, при котором отсутствует класс капиталистов. Разделительная линия между трудом и капиталом, которая служила основой для социально-политических отношений  вплоть до конца ХХ века, по всей видимости размывается.

 

Вместо капитализма, управляемого правящим классом, мы имеем капитализм без класса капиталистов. За функционирование капитализма теперь несет ответственность оринетированный на сети и экспертный "информациональный" труд.
Эта группы работников стала ключевой силой в обществе.

 

Главный современный социальный раскол: неквалифицированная рабочая сила ("работники общего типа") оказывается на задворках
информационального капитализма. Т.о. уходят в прошлое прежние формы мобилизации. Поскольку старая классовая система трансформировалась,
классовая политика уже не работает, её сменили социальные движения, которым легче приспособиться к условиям сетевого общества. Лидеры этих новых движений
обладают навыками обращения с масс-медиа, которые необходимы для эффективной мобилизации в информационную эпоху.

 

Упадок рабочего класса. Основные причины:
1. Рабочий класс как исочник всех радикальных политических изменений количественно сокращается, и его заменяет рабочая сила, выполняющая нефизический труд и по-преимуществу женская.
2. Вклад рабочего класса в развитие общества отрицается: трудовая теория стоимости замещается теорией стоимости, создаваемой информацией (знанием).
По словам Кастельса, "знание и информация стали главным сырьем современного производственного процесса, а образование основным качественным показателем труда, а потому новыми
производителями при информациональном капитализме являются те генераторы хнаний и обработчики информации, чей вклад в экономику наиболее значим".

 

Несмотря на то что в прошлом рабочий класс зависел от владельцев капитала, было принято считать, что капитал нуждается в рабочем классе. Эта главная роль рабочего класса и лежит
в основе теории трудовой стоимости, она же во многом определяет социалистическую политику "наследника": рабочий класс создал все богатство и когда-нибудь получит справедливое вознаграждение".

Однако все получилось не так. Возник новый класс информациональных работников, что позволяет пренебречь прежним рабочим классом.

 

Современная политика отварачивает от рабочего класса ("который окончательно увяз в трясине национальных государств") и обращается к таким социальным движениям, как феминистские, этнические и экологические. Эти движение гораздо шире, чем традиционные классовые, они аппелируют к различнм образам жизни и ценностям своих сторонников.

 

"Исчезновение" класса капиталистов.

Кастельс утверждает, что хотя информациональный капитализм чрезвычайно могущественен, было бы заблуждением считать, что существует класс капиталистов, который контролирует всю мировую систему. Существует "безликий коллективный капиталист", но это не какой-либо определенный класс, а например, постоянные валютные торги, где остается мало вероятности выйти за пределы капиталистических отношений. Фукционеры этой системы не капиталисты-собственники,  а информациональные работники. "Великих конструкторов" не существует, поскольку движущая сила встроена в саму систему и сеть значит больше, чем любой человек или даже организованная группа.

 

"Труд общего типа" (рабочий класс) и "четвертый мир" (необученные люди, деклассированный элемент) могут слиться, если члены рабочего класса не сумеют обрести достаточно гибкости, чтобы удовлетворять новые запросы экономики.

 

Информациональный труд - есть та сила, которая генерирует перемены и цементирует новую экономику.

 

Меритократия?

Успех достигается не за счет унаследованных преимуществ, а за счет спосбностей и усилий, приложенных во время обучения.

Сегодня университеты стараются прививать "конвертируемые навыки": способность к общению, работа в команде, адаптивность, готовность к постоянному обучению.
Информационный капитал становится важнее экономического.

 

Из этого вытекает, что стратификационная система инф-го капитализма неуязвима, ибо справедлива. Это отличается от традиционной картины капитализма, где рабочий класс создает прибыль,
которая затем экспроприиируется богатыми не благодаря унаследованнм свойствам, а просто потому, что обществом правит капитал.

» Нет комментариев
Пока комментариев нет
» Написать комментарий
Email (не публикуется)
Имя
Фамилия
Комментарий
 осталось символов
Captcha Image Regenerate code when it's unreadable
 
« Пред.   След. »