Главная Каталог статей Полезные ссылки Поиск по сайту Гостевая книга Добавить статью

Меню

Главная arrow Научная библиотека arrow Христианская социология 

Проблемы христианской социологии
27.03.2009 г.

В рамках XVII Ежегодной Богословской конференции Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, проходившей в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова в январе 2007 года, состоялось заседание круглого стола «Проблемы христианской социологии».
Соруководители: Рязанцев И. П., зам. декана социологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, и Семенов В. Е., директор НИИКСИ при факультете социологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Рязанцев Игорь Павлович, д.э.н., профессор, МГУ им. М.В. Ломоносова:

Уважаемые коллеги! Ключевой и, на мой взгляд, достаточно очевидной теоретико-методологической предпосылкой нашего круглого стола, является строгое разграничение двух совершенно различных (хотя и взаимосвязанных!) аспектов идеи христианской социологии: логико-парадигмального и научно-отраслевого. В рамках логико-парадигмального аспекта речь идет об особом, социально-религиозном направлении социологического мышления, ориентированного на идейные и социокультурные принципы христианского миропонимания. Это - христианская социология как таковая, в ее собственном логико-парадигмальном содержании, в единстве ее предмета, метода и внутренней структуры. Научно-отраслевой аспект имеет хотя и значительный, но все же внешний, подчиненный характер. Он подчиняется социологии религии вообще, и социологии христианства (в его католических, протестантских и православных версиях), в частности. Этот аспект исследован в современной отечественной и зарубежной социологической науке гораздо больше, чем первый.

Я полагаю, что, не умаляя актуальности социологии христианства, в своем обсуждении мы должны сосредоточить усилия именно на первом - логико-парадигмальном аспекте христианской социологии. Здесь нам предстоит осмыслить много трудных, теоретико-методологических проблем, от решения которых во многом зависит судьба христианской социологии в современной отечественной науке. Ее становление и научно-образовательная институционализация происходит у нас на глазах.

Семенов Валентин Евгеньевич, д. психол.н., профессор, Санкт-Петербургский государственный университет:

Христианская (православная) социология в России имеет право на жизнь не менее, чем марксистская либо позитивистская. Она имманентна для российского менталитета и имеет своим идейным источником русскую религиозную социально-философскую мысль (С.Н. Булгаков, И.А. Ильин, Е.В. Спекторский, Н.О. Лосский и др.). Христианским социологом во многом был и П.А. Сорокин. На нашем круглом столе христианская социология должна институционализировать саму себя, как это уже сделали христианская педагогика и психология.

Астахова Лариса Сергеевна, к.с.н., доцент, Казанский государственный университет:

Ошибка социологов в вопросах изучения религий заключалась в том, что позиционировалось как значительное преимущество - методологическая нейтральность. Акторы, участвующие в религиозной жизни в координатах повседневности в любом случае знают об их действительности больше, нежели «временные» исследователи. В результате исследователи самоотстраняются от того фонда «общего знания», поискам которого занимаются - в то же время как им владеют самые неискушенные члены религиозной общины.

Выходов из любой ситуации, как считается, должно быть не менее двух. В первом случае мы четко разграничиваем «социальный разум» и социально-философские науки, причем обособляем в массиве общего знания повседневной жизни доступные описанию явления социально-религиозной жизни как предмет социологии религии. Во втором случае, наоборот, принимаем «веру» в том же статусе, что и, например, «убеждения» и «установки», т.е. как доступные для исследователя, обладающего специфическими методологическими и методическими навыками - т.е. обладающего доступом к «общему знанию» изучаемого сообщества.

Эта специфическая составляющая – «общее знание», - существует и функционирует на уровне практического сознания и повседневной деятельности религиозных акторов, как и в любой проблемной ситуации, здесь присутствует противоречие между фактическим наличием «общего знания» определенного религиозного сообщества - и отсутствием реальной возможности полного адекватного отображения данной социальной действительности в виде понятий, концепций, теорий. Это связано, в первую очередь, с тем, что социология религии отказывается признать (хотя бы рассмотреть) аксиомы религиозных теорий, коими, в первую очередь, является наличие Бога и специфической социальной реальности, отличной (нет, скорее, дополняющей) реальность человеческого сообщества даже в глобальных масштабах.

Человеческое поведение является результатом противодействия внешних и внутренних сил человека: внутренней самодостаточности, свободы, и внешней ответственности. С религиозной точки зрения в эту схему впишется воздействие специфического духовного мира, налагающего на человека особые ограничения, но и влияющего на события физического мира в той мере, в которой это необходимо для осуществления человеческого предназначения данной личности в данной исторической ситуации.

Деятельность социологов, изучающих религиозную реальность, может иметь прямые последствия для убеждений, поддерживаемых акторами, доказывая логичность либо непоследовательность их повседневности. Но такие последствия актуальны лишь в случае, когда определены причины, по которым акторы ведут себя определенным образом. Каждый религиозный актор формирует свои собственные логические основания поведения из общего «банка» социальных убеждений - и таким образом формируются основания их социального поведения. Социологи же довольствуются социальным поведением как базой, на которой можно выстроить концепцию религиозности того или иного сообщества.

Если выделить в рамки специфического дискурса «новую» христианскую социологию, наука в целом приобретет больше, нежели имеет сегодня как социальная философия, так и собственно социология религии.

Белова Татьяна Павловна, к.ф.н., доцент, Ивановский государственный университет:

Возможность христианской социологии обусловлена тем, что она фактически существует с момента возникновения социологии как науки. Анализ истории западной социологии, в частности, ее классического этапа, убеждает, что крупнейшие социологи находились либо в оппозиции к христианским традициям (К. Маркс, Э. Дюркгейм и др.), либо в их русле (Г. Спенсер, М. Вебер и др.). В России социология зарождалась в рамках народнической идеологии (субъективная школа). Ряд первых крупных русских социологов были масонами (например, М. М. Ковалевский). Но нельзя не согласиться с тем, что его ученик П. А. Сорокин был христианским социологом. Христианская социология предполагает исследование различных аспектов социальной реальности с христианских позиций, при условии использования строго научных социологических методов познания.

Бойко Павел Евгеньевич, к.ф.н., доцент, Кубанский государственный университет:

Христианская социология возможна и необходима как исторический опыт развития спекулятивно-диалектического понимания социума. По сути, это социально-религиозная диалектика развития общественной жизни в контексте христианского миропонимания. Здесь, однако, нужно учитывать следующие моменты.
Всякий религиозный способ познания (в том числе и в его всеобщей спекулятивно-христианской форме) в той или иной мере конечен, ограничен. По этой причине христианская социология (равно как и христианская психология, педагогика и т.д.) не может быть всеобщей ступенью развития гуманитарных наук. Это та логически и исторически необходимая ступень, которая подлежит снятию из себя самой. Однако, до сих пор эта ступень не была как следует пройдена российской и западноевропейской социологической мыслью. Были намечены и, в той или иной мере, реализованы только наиболее общие, социально-философские идеи христианской социологии (С.Н.Булгаков, Е.В. Спекторский, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, М. Шелер, Э. Трельч, М.Вебер и др.). «Теории среднего уровня»и тем более масштабные прикладные исследования в русле этой социально-религиозной парадигмы почти не проводились. А без них в принципе невозможно дальнейшее развитие, как христианской социологии, так и интегральной (в сорокинском смысле этого слова) социологии в целом.
Нереализованность опыта (теоретического и прикладного) христианской социологии стала одной из причин интенсивного развития односторонних парадигм позитивизма, марксизма и т.д., недооценки диалектической социально-философской и социологической мысли. Ближе всего к проекту диалектической социологии подошли «поздний» П. А. Сорокин и Ж. Гурвич.
На мой взгляд, основная перспектива христианской социологии заключается в том, чтобы постепенно реализовать себя в теоретической и прикладной сферах, преодолеть свое религиозно-доктринальное содержание, снять его конечность и ограниченность и возвыситься до уровня интегрально-диалектической стратегии и тактики научного познания общества. Необходимость этого заключается в том, что любое, даже самое развитое религиозное представление (а христианство - это «абсолютная религия», дальше которой в области теологии и социологии религии идти некуда), обнаруживает свою относительность и конечность, разлагает себя и возвышается до логико-категориального уровня осмысления социального познания и бытия.

Священник Николай Емельянов, зам. декана по научной работе богословского факультета, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет:

Проблема «христианской социологии» - это не проблема выделения направления социологической науки как, например, «социология религии», или «социология христианства» или даже «социология православия». Это также и не попытка противопоставить «христианскую» социологию, «позитивистской», «постмодернистской» или какой-либо другой. Храм науки нельзя разменивать на жалкие квартирки разных «измов». Любое научное исследование определяется, среди прочих, двумя принципиальными характеристиками: предметной областью и методами. Если предметом научного интереса является изучение социальных особенностей современной религиозной жизни (причем не только внутри христианских конфессий), то при единстве предмета научные социологические методы его изучения могут качественно различаться в зависимости от исходной мировоззренческой позиции исследователя. Таким образом, в одних и тех же рамках научного социологического исследования могут быть получены принципиально различные результаты и сформированы противоречащие друг другу научные позиции и прогнозы. С этой точки зрения «христианская социология» - это, во-первых, важное напоминание о полипарадигмальности современной науки, которая давно переросла рамки томистского, позитивистского или любого иного монополизма. Во-вторых, это существенное указание на тот факт, что научное исследование религиозного опыта в любом из его аспектов (в том числе социологическом) невозможно без учета особенностей природы этого опыта. История научных исследований религии в XX в. убедительно показала, что религиозный опыт неразложим на совокупность его отдельных составляющих и научная объективность требует учета его особенной теологической природы для построения качественного и адекватного научного исследования, в том числе и в социологии.

Ипатова Лиана Петровна, к.с.н., ст.н.с. ИС РАН:

На мой взгляд, создание «христианской социологии» в качестве одного из разделов социологии невозможно. В рамках социологии речь может идти только о «социологии религии», а также о «социологии христианства» и о «социологии православия» как о ее подразделах. Границы дисциплин, как известно, зависят от определения их предметного поля и методов исследования. Если предметом нашего интереса является изучение социальных особенностей современной религиозной жизни, в том числе внутри христианских конфессий, то мы, за неимением альтернатив, будем пользоваться методами социологии, и, следовательно, останемся в рамках этой науки. Если же наша цель - осмысление общества с точки зрения христианского (православного) богословия, то тогда мы, естественно, должны будем прибегнуть к использованию богословских категорий и «понятийного аппарата» и тем самым окажемся в поле богословия. Такого рода богословие можно назвать «богословием общества» или «социальной теологией», но никак не «христианской социологией». Творческие поиски русских христианских философов рубежа XIX-XX вв. (Вл. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков и др.) относятся именно к этой предметной области.

Кудрявцев Владимир Александрович, к.ф.н., доцент, МГУ им. М.В. Ломоносова:

Западная социология, проникшая в Россию с 60-х годов ХIХ в., зародилась как позитивная и антихристианская. Поэтому одной из главных проблем современной христианской социологии является создание синтетической теории общества, которая органично включила бы в себя социальную философию, социологию, (в её классическом варианте), а также этику, как практическую философию и психологию (личностную и социальную).

Для создания подлинно христианской, метафизической теории общества необходимо: во-первых, постоянно преодолевать в себе голый социологический позитивизм. Позитивистская постановка вопроса должна учитываться, но переосмысляться с точки зрения сочетания в мышлении исследователя науки и христианско-философской метафизики. Только при такой постановке вопроса можно говорить о наличии христианской социологии и приобрести панорамный, органичный взгляд на общество, что открывает возможность для решения многих проблем, ставших перед современной цивилизацией.

Чеснокова Валентина Федоровна, к.ф.н.

По моему мнению, социология религии и христианская социология пока развиваются совместно, формируются в каких-то общих рамках. Со временем они, возможно, будут разделяться, как это обычно случается и с другими науками. В социологии религии главным предметом изучения будет религиозная жизнь, а в христианской социологии главным будет духовное бытие общества, но к его изучению мы будем применять христианские методы, усиливая христианскую точку зрения. Здесь на первый план выходит сфера отношения человека к Богу, требующая специального социологического анализа. Пока этот процесс разделения идет медленно. И нет необходимости его стимулировать, а если и стимулировать, то очень осторожно.

На мой взгляд, гуманитарные науки изначально отвергающие идейный опыт христианства ущемляют сами себя, недооценивают момент общения человека с трансцендентным миром. Если изучать человека и общество комплексно, то надо изучать и эти - трансцендентные социально-духовные связи. Иначе, остается большой неохваченный «кусок» социальной реальности.

Христианская социология признает, что функция религии - обеспечивать духовно-социальную («церковно-соборную») связь человека с Богом, общение человека с Богом, с бесконечным трансцендентным миром. Это «живая жизнь» и социология как раз должна заниматься ею.

Христианская социология может быть областью социально-религиозных исследований и является таковой, поскольку этими исследованиями занимаются верующие социологи.

Христианская социология еще незрелая наука, она еще не имеет разработанных категорий и ей пока не нужны какие-то особые методы, для которых она пока не доросла. Эволюционные процессы в науке идут своим естественным путем, понятия и методы, как правило, развиваются постепенно. Христианская социология должна достигнуть какого-то уровня, когда можно будет применять более совершенные методики, характерные для более развитых наук. А пока нужно принимать все так, как оно есть.

Лебедев Сергей Дмитриевич, к.с.н., доцент, Белгородский государственный университет:

На мой взгляд, конструирование исследовательской программы православной социологии следует начинать с православной социологии религии, и прежде всего прочего - социологии самого православия. Следует выработать общепринятый критерий православной религиозности и религиозности других конфессий, учитывающий специфику их сакрального отношения. Важным шагом к разработке такого критерия является динамическая концепция воцерковленности В.Ф. Чесноковой.

Священник Константин Польсков, к.филос.н., проректор по научной работе, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет:

Тема настоящего круглого стола может быть рассмотрена с двух взаимосвязанных точек зрения: с одной стороны, стоит вопрос о том, что верующая часть нашего общества может ожидать от современной социологии, с другой стороны - может ли верующее сознание привнести что-либо в научный социологический поиск, не нарушая базового требования объективности исследования. Ответ на первый из поставленных вопросов очевиден: от социолога, занимающегося проблемами Православия (и шире - христианства) в нашей стране, помимо констатации существующих фактов (в виде всевозможных замеров, мониторингов и компаративных исследований) требуется выявление качественных характеристик функционирования российского христианского сообщества и на их основе составление достоверных прогнозов. Ответ на второй вопрос более сложен. Несмотря на то, что существует специфическая исследовательская предметная область, вряд ли стоит (по крайней мере, на сегодняшнем этапе) говорить о христианской социологии как о самостоятельном научном проекте. Это может привести к нежелательной маргинализации христианских исследователей значительной частью социологического сообщества. Но при этом нельзя не принимать во внимание то, что некоторые методы, а главное - аксиоматика верующего и неверующего исследователя будет отличаться, что непременно найдет отражение в полученных результатах. Это не означает, что верующий социолог должен жертвовать требованием объективности исследования, «подгоняя» искомый результат под свои априорные воззрения. Речь скорее идет о начальном (определение целей и задач, подбор соответствующего инструментария) и конечном (анализ и составление прогнозов) этапах исследования.

Синелина Юлия Юрьевна, к.с.н., старший научный сотрудник, ИСПИ РАН:

Христианская социология отличается от позитивистской социологии тем, что она признает существование Бога, признает возможность общения с Ним и функцией религии видит обеспечение потребности общения, связи человека с Богом.

С моей точки зрения, христианская социология сегодня существует как сообщество верующих социологов. Эти социологи проводят исследования, пишут статьи, вступают в дискуссии со своими коллегами-атеистами, и плоды их деятельности и являются современной христианской социологией. Чаще всего эти социологии занимаются социологией религии, но, как мне кажется, к христианской социологии могут относиться социологи самой различной специализации.

В таком виде христианская социология существует как бы внутри общей социологии, наряду с другими школами и направлениями. И как мне кажется, нет необходимости каким-то образом ее отгораживать и выделять в некую отдельную науку. Вряд ли сегодня кто-то может четко выстроить понятийный аппарат и методологическую основу христианской социологии как особой, отличной от остальной социологии, науки. Если определять ее основные принципы и установки как отличные от науки социологии, то неизбежно возникает конфликт между научным и религиозным знанием, и есть ли смысл говорить о христианской социологии как о науке? Как совершенно верно заметила В.Ф. Чеснокова, христианская социология расширяет возможности социологии, вводит в нее колоссальный объем упущенных ранее для изучения связей - между человеком и Богом. Таким образом, христианская социология не отгораживается от социологии, а напротив, расширяет ее возможности, обогащает ее. Кроме того, верующие социологи должны находиться в контакте с другими социологами, должны слышать их, а они должны слышать нас. Существование в изоляции не может привести ни к чему хорошему.

На мой взгляд, важнейшая задача христианских социологов состоит в том, чтобы абсолютно честными строгими научными методами получать информацию и научно обоснованные результаты и доносить их до сведения нашей общественности.

Кроме того, христианские социологи могут, получая, интересные данные в процессе социологических исследований делиться ими с Церковью. Видя какие-то проблемы в жизни Церкви, помогать ей, указывая на них и предлагая способы их решения. И это будет не оголтелая злобная клевета, а доброжелательная помощь друга и соратника.

Трошкина Валентина Петровна, к.ф.н., доцент, МГУ им. М.В. Ломоносова:

Христианская социология предполагает не только метафизическую интерпретацию социологической информации, но и заложенное в само основание социологических построений признание абсолютных ценностей. Здесь сама направленность социологических исследований определяется религиозной верой.

Одна из главных трудностей на пути становления христианской социологии состоит в том, что современная социологическая наука не имеет (да и может ли иметь?) соответствующий набор познавательных средств для изучения иррациональной компоненты отдельных сторон христианской жизни.

В работе круглого стола также принимали участие:
священник Кирилл Бухараев, к.ист.н., доцент, Казанский институт государственной службы при Президенте Республики Татарстан.
Забаев Иван Владимирович, к.с.н., ст. преподаватель, Высшая школа экономики - Государственный университет, ПСТГУ;
Зырянов Владимир Викторович, к.э.н., доцент, МГУ им. М.В. Ломоносова;
студенты социологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

В результате дискуссии участники пришли к выводу о необходимости продолжения работы в рамках постоянно действующего научного семинара социологического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

Источник: Свято-Тихоновский Православный Гуманитарный Университет

» Нет комментариев
Пока комментариев нет
» Написать комментарий
Email (не публикуется)
Имя
Фамилия
Комментарий
 осталось символов
Captcha Image Regenerate code when it's unreadable
 
« Пред.   След. »