Главная Каталог статей Полезные ссылки Поиск по сайту Гостевая книга Добавить статью

Меню

Главная arrow Научная библиотека arrow Христианская социология 

КАРЛ БАРТ: ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
19.12.2008 г.

Карл Барт (1886 - 1968) - швейцарский протестантский теолог, осонователь <диалектической теологии>. Его отец, пастор кальвинистской церкви Фриц Барт, преподавал в Базельском университете и писал богословские труды. Получил теологическое образование в университетах Берна, Берлина, Тюбингена, Марбурга. Слушал лекции известного либерального теолога Адольфа Гарнака. В 25 лет стал пастором реформатской церкви в Швейцарии. В 35-летнем возрасте начал преподавать реформатско-кальвинистскую теологию в Гёттингене, стал профессором богословия. С 1922 г. по 1933 г. издавал журнал по диалектической теологии. Начиная с 1927 г. принимал активное участие в экуменическом движении. В 1935 г. после отказа присягнуть Гитлеру и подписать обязательный для всех служащих текст присяги был выслан нацистами из Германии. Последние годы жизни Барта прошли на родине, в Швейцарии.

В начале 1970-х в Западной Германии возникло <Общество Карла Барта>. Затем аналогичное общество было создано в США Основные сочинения Барта: <Послание к римлянам> (1919), <Церковная догматика> в 13-ти томах (1932 - 1965).

Барт в своих сочинениях опирался прежде всего на доктрины Лютера и Кальвина, На формирование его воззрений оказали влияние Кьеркегор и Достоевский и в первую очередь их идеи об иррациональности человеческой природы и социальной жизни, приводящие к отчуждению людей от Бога, к глубоким кризисам духа.

Политическая мотивация обновления теологической позиции.

Барту довелось пережить самые трагические события в жизни Германии, связанные и с 1914-м и с 1941-м годом. Впоследствии он писал о <черном дне> в августе 1914 г., когда было опубликовано заявление 93-х немецкий интеллектуалов в поддержку военной политики кайзера Вильгельма II. Он признался, что с ужасом увидел среди списка имен почти всех своих учителей теологии, которых до этого глубоко чтил. Пережив сильнейшее духовное потрясение, разочаровавшись в их <этосе>, он осознал для себя, что далее уже не сможет следовать их пониманию Библии и истории, их догматике и этике. Отныне представляемая ими теология XIX века для него уже больше не имела будущего.

Так для Барта установилась неразрывная связь между государственной политикой и церковной догматикой, между собственной политической позицией и собственными же теологическими изысканиями, между этической мотивацией и религиозными убеждениями. Он отчетливо увидел причинно-следственную связь между доктринальными изъянами либеральной теологии его учителей и их далеко не безупречной морально-политической позицией.

Диалектическая теология кризиса против либеральной теологии.

Согласно Барту, Бог не вмещается в пространство человеческой культуры. Никакие духовные ценности, ни искусство, ни литература, ни философия не в состоянии спасти человека. Самое большое, что они могут в экзистенциальном плане - это инициировать внутренний кризис, указать на духовную несостоятельность мировоззренческой позиции личности и тем самым подготовить его к восприятию Божьей благодати. Голос Бога, взывающий к человеку, может прозвучать откуда угодно.

Барт учитывает в понятии кризиса его первичную греческую этимологию (греч. крисис - суд). Бог - это источник кризиса всякой предметности, всякой плоти, судящий ее.

Человек не располагает собственными достаточными средствами спасения; инициатива всегда исходит от Бога. Через кризис-суд личность приходит к самоотрицанию, а за самоотрицанием следует утверждение себя в своем собственном сознании как Божьего творения. За самоуничижением приходят вера и надежда на спасение, за духовным умиранием наступает духовное воскресение. В анализе этих перепадов отрицаний и утверждений, тезисов и антитезисов и состоит суть диалектической теологии Барта.

Согласно либеральным теологическим умонастроениям, исходное начало христианского богословия - это <религиозный человек> с его <естественной религиозностью>. Барт же полагал, что начинать следует не с человека, а с Христа. Человеческая религиозность - это только естественная предпосылка для понимания людьми самих себя. Все, что относится к религиозному культу, - это только внешние формы, следствия чего-то внутреннего, более важного. Они напоминают воронку, оставшуюся после взрыва бомбы.

Барт критикует религию, те представления о ней, которые сложились в либеральной теологии. В ней религия - это продукт стремления людей спастись во что бы то ни стало. Она - продукт человеческого неверия. В ней Бог отодвинут далеко на периферию, так что религиозный культ функционирует как бы без Его участия, самостоятельно.

Именно такое понимание позволит целому ряду немецких протестантских теологов допустить, что рядом с Богом или даже вообще вместо Него, на Его место может быть поставлена фигура боготворимого вождя-фюрера.

С такой религией Бог несовместим. Более того, со всей той культурой, частью которой является такая религия, несовместима истинная вера в Бога. Недопустимо служить лжи вместо истины и творению вместо Творца. Поэтому разрыв (диастаз) между либеральной, антропоцентричной культурой и Богом оказался неизбежен. Он совершился и сыграл роковую роль в судьбе немецкой культуры и германской государственности.

Барт предпринимает усилия по выстраиванию христоцентрической догматики. Если либеральная естественная теология пользовалась принципом <от человека к Богу>, то теология Барта строится на основе принципа <от Бога к человеку>, <от Творца к творению>. Свой путь Барт обозначил словами <христологическая концентрация>. И здесь он предпринял попытку обойтись без всяких философских обснований, отважно заявляя, что теологу не следует стыдиться своей философской наивности. Он искупает ее тем, что открыто и прямо заявляет: <Для меня единая и неделимая истина - не идея Христа, а Иисус Христос из Назарета, казненный при Понтии Пилате и воскресший, чтобы никогда не умирать>.

Немецкий протестантизм и германская политическая реальность

1933 год вознес на политическую вершину Адольфа Гитлера. Многие увидели в нем избранника, посланного Богом, достойного доверия и покорности. Его стали изображать как новое откровение Бога и стали требовать относиться к этому <откровению> как обязательному для общего признания. Более того, как писал далее Барт, за этим требованием просматривался замысел - провозгласить это новое откровение единственным и тем самым оттеснить на задний план откровение, засвидетельствованное Священным Писанием.

Культ фюрера должен был вытеснить веру в Иисуса Христа.

В 1933 г. поддерживаемые нацистами пронацистски ориентированные церковные круги создали в Германии <Евангелическую церковь германской нации>. На состоявшемся в Берлине в сентябре 1933 г. Генеральном синоде евангелической церкви Пруссии большинство его членов были одеты в коричневую партийную форму нацистов. Главная задача церкви виделась в том, чтобы создать <позитивное христианство>, т. е. христианство расово-чистое, арийское, <явить миру германского Христа>. Это должен быть нордический Христос с ореолом возвышенной героики над Его челом. Решение поставленной задачи, утверждение расово-чистой веры предполагало следующие шаги:

Ø очистить догматику и литургику от всего негерманского;

Ø удалить из Евангелия все еврейские мотивы;

Ø всячески препятствовать миссионерству среди евреев;

Ø поставить в центр религиозно-церковной жизни понятия-образы Расы, Народа и Вождя;

Ø для укрепления существующего порядка следует хранить чистоту арийской крови и препятствовать расовому смешению;

Ø вести линию на постепенное изгнание и церкви всех <неарийцев>.

Инициаторы <Национального церковного движения> в Тюрингии выпустили руководство для <немецких христиан>, в котором говорилось: <Благодаря Божьему творению мы оказались в едином обществе крови и веры немецкого народа: Господь сотворил закон, предусматривающий расовую суть нашего народа, которая воплотилась в фюрере Адольфе Гитлере и созданном им национал-социалистическом государстве> (Моссе Дж. Нацизм и культура. Идеология и культура национал-социализма. М., 2003. С. 286).

Мы удивляемся, как РПЦ оказалась сломлена сталинским режимом. Но ведь и множество немецких протестантских церквей не устояли перед нажимом гитлеровского режима. Таким образом, ХХ век стал одной из самых позорных эпох в истории христианства. Почему так произошло? Очевидно, дали о себе знать несколько веков секуляризации. Она набирала силу, а дух Христов слабел в массовом сознании. И когда пришел час испытаний на прочность, на излом, у него не хватило сил выстоять.

Приведем еще одно документальное свидетельства падения немецкого протестантизма. Это декларация евангелической церкви, в которой излагается ее понимание принципов нового порядка 1937 года:

<Евангелие касается всех людей во все времена. Евангелическая церковь уяснила от Мартина Лютера, что истинно христианская вера может полностью раскрыться только в богоизбранном народе. Поэтому мы решительно отрицаем политический универсализм Рима и интернационализм протестантизма.

Национал-социалистическая философия беспощадно борется против политического и интеллектуального влияния еврейской расы на жизнь нашего народа. Следуя принципам созидания, евангелическая церковь должна взять на себя ответственность за соблюдение чистоты нашего народа> (Моссе Дж. Нацизм и культура. Идеология и культура национал-социализма. М., 2003. С. 288).

Как видите, была совершена коварная подмена в библейских основоположениях. На место евреев как богоизбранного народа немцы поставили самих себя. Их внимание переместилось с Нового завета на Ветхий. Это дало возможность перечеркнуть новозаветный универсализм, согласно которому нет ни эллина, ни иудея. Теперь можно было возродить древнюю дихотомию <мы - они>, где <мы> - это арийцы, избранный народ, а <они> - неарийцы всего мира.

Вернемся, однако, в 1933 год. В сентябре этого года. пасторы Дитрих Бонхёффер и Мартин Нимёллер составили протест против решений Генерального синода, который подписали 22 пастора. Возникла оппозиция, оформившаяся как Чрезвычайный союз пасторов, в который к концу года входили уже около 6 тысяч человек. На этой основе возникла оппозиционная нацистам Исповедующая церковь, куда вошел и Барт. Она была учреждена в мае 1934 г. в Бармене, районе Вупперталя на первом исповедническом синоде.

Представители Исповедующей церкви считали, что традиционная церковно-политическая доктрина Лютера требует коррекции с учетом особых политических обстоятельств ХХ века. Согласно Лютеру, христиане должны мириться с любой светской властью, ибо всякая власть от Бога. Единственное встречное требование к властям состояло в том, чтобы они не вмешивались в дела веры и не ограничивала церковной свободы. При этом Церковь должна пребывать в стороне от политики. Но германская политическая реальность не оставляла сомнений в том, что власти вели наступление на свободу вероисповедания. Как следовало вести себя протестантам? Учение Лютера не давало на это ответа.

Еще в начале 1933 г. Дитрих Бонхёффер сформулировал тезис о том, что церковь должна <броситься под колеса> чудовищной государственной машины. Но этот эмоциональный призыв не имел в тот момент доктринального теологического обоснования и остался на уровне <гласа вопиющего в пустыне>.

Синод в Бармене попытался дать такое обоснование в своем главном документе - Теологической декларации. Автором ее проекта был Карл Барт.

Декларация состояла из шести статей. В ней говорилось о неприемлемости ложного учения о том, что рядом со Словом Божиим могут быть поставлены какие-то события силы и образы, выдаваемые за откровение Бога. Позднее, во 2-м томе <Церковной догматики> Барт пояснял, что Декларация была направлена против либеральной естественной теологии, открывшей возможность для сакрализации сугубо земных, человеческих реалий.

Происходящее в Германии стало возможным в результате, берущего свое начало в XVIII в. распространения либеральной теологии. Она допускала, чтобы появляющиеся друг за другом новые социальные идеалы находили свое место рядом с Евангелием, приравнивались к нему. Идеалы Просвещения, романтизма, позитивизма, социализма ставились в один ряд с Благой Вестью. Теперь пришла очередь национал-социализма.

Диалектическая теология Барта призвана была, по его убеждению, очистить евангелизм от всего наносного, от всей либеральной шелухи и политической грязи. Отрицание было необходимо во имя утверждения.

В течение четырех столетий протестанты руководствовались предписанием апостола Павла: <Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению: а противящиеся сами навлекут на себя осуждение> (Рим. 13, 1-2). Однако, в условиях засилья кровавых, тоталитарных режимов эта позиция требует пересмотра.

Путь, избранный теологами-реформаторами, подчиняется базовой норме, требующей (<все заново основать на Христе>). Следование этим путем предполагает, что встреча Иисуса с государственным чиновником Пилатом связала государство с крестом Христа, включила государство в разряд орудий божественного плана спасения. Бог в своем деянии искупления использовал государство как средство. Поэтому с государственной властью следует считаться, ее необходимо признавать, даже если она творит несправедливость.

Далее, служение государству требует от граждан <жизни тихой и безмятежной> (1 Тим. 2, 2). Чтобы такая жизнь с ее свободами и правами была повседневной реальностью, чтобы Церковь имела свободу возвещать Слово Божье, христиане должны молиться за государство.

Оппоненты Барта возражали ему: из того обстоятельства, что Бог ставит себе на службу неправедно действующее, <демонизированное> государство, никоим образом не следует вывод о необходимости оказывать этому последнему честь, равно как Пилат так же мало достоин почитания, как и участвовавший в истории спасения Иуда. Обоснованием отношения христианина к государству служит не одна лишь история спасения, а целостное учение Нового Завета.

Согласно Барту, с Церкви никто не может снять ответственности за то, что происходит в социальном мире, в политических сферах. Она обязана делать то, что за нее никто не сможет сделать. Теологическая декларация Бармена утверждала, что Церковь добивается только одной свободы - свободы следовать Божьему Слову. И вот тогда в политическом мире начинает происходить то, что можно рассматривать как политические последствия церковной жизни. Сам факт существования свободной Церкви в мире социальной несвободы налагает ограничения на деятельность государства, на политическую вседозволенность властей.

Надо доверять и подчиняться Божьему Слову и тогда твоя позиция в конкретной политической ситуации будет соответствовать Евангелию. И это будет самое лучшее из всего, что можно придумать в деле противостояния мировому злу и его конкретным социальным и политическим формам.

 

Христианская мысль: социология, политическая теология, культурология. Том V. - СПб.: Издательство <Новое и старое>, 2005. - : с.

 

» Нет комментариев
Пока комментариев нет
» Написать комментарий
Email (не публикуется)
Имя
Фамилия
Комментарий
 осталось символов
Captcha Image Regenerate code when it's unreadable
 
« Пред.   След. »