Главная Каталог статей Полезные ссылки Поиск по сайту Гостевая книга Добавить статью

Меню

Главная arrow Научная библиотека arrow Христианская социология 

ВНЕШНИЙ И ВНУТРЕННИЙ ЧЕЛОВЕК
19.12.2008 г.

Внешний человек в плену отчуждения от Бога

Христианская антропология исходит из того, что человеческое существо имеет две ипостаси - обращенную к земному (внешний человек) и обращенную к небесному, трансцендентному (внутренний человек). Нельзя говорить, что внутренний человек пребывает во внешнем, подобно какому-то содержимому, помещенному в некий сосуд. Отношения между ними не могут быть охарактеризованы при помощи пространственных понятий. Их следует рассматривать как взаимодействие разнокачественных сущностей.

К внешнему человеку относится все то, что составляет его телесность и служит ей, в том числе те стороны душевно-духовных проявлений, которые пребывают в добровольной зависимости от тела. В его состав входят эгоцентрическая чувственность вместе с питаемым ею воображением, а также приземленная, прагматичная рассудочность, не выходящая за пределы элементарного здравого смысла.

Внешний человек отчужден от Св. Духа, пребывает в полной зависимости от плотского начала и потому его существование преследует цели, которые нельзя назвать высшими. Они носят либо срединный характер, когда связаны с обеспечением элементарных жизненных функций, либо имеют низменную природу, когда связаны с прямыми нарушениями религиозно-нравственных норм.

Естественный, плотский человек как разновидность внешнего человека

Естественный человек - это индивид, не отделяющий себя от природного мира, естественного космоса, считающий его законы законами своего собственного существования. Его индивидуальное "я" находится в эмбриональной фазе развития, не имеет явно выраженной внутренней жизни, не обладает развитой субъективностью как потаенной сферой духовного существования.

Естественными людьми были Адам и Ева с их детьми Каином и Авелем. Прародители прошли через две фазы естественного состояния: первое - до грехопадения, а второе - после него. Поначалу, когда они пребывали под покровительством Творца, они не знали печалей и жизненных тягот, но после грехопадения были осуждены существовать под гнетом многих трудностей и несчастий.

В Новом Завете синонимом понятия естественного человека является понятие плотского человека. Это индивид, в котором духовные потребности неразвиты, слабо проявляются, который в основном <живет по плоти>, <о плотском помышляет>, не понимая или не желая понимать того, что помышления плотские суть вражда и смерть (Рим. 8, 5-7).

Плотский человек является носителем жизненных сил, обладателем душевности, но не духовности. Он имеет возможность подняться на более высокую ступень, стать человеком духовным, но по тем или иным причинам не реализует ее. Отказ же от этой возможности делает его в конечном итоге пленником собственной плоти в результате чего его телесная жизнь может стать синонимом жизни не просто греховной, но откровенно низменной. Телесность удерживает его внизу, у границ животности. Она не защищает его от опасностей срывов в бездонность <естественного> имморализма.

Тот, кто не способен управлять своими плотскими вожделениями, пребывает в плену у них, является их рабом. Он воспринимает мир достаточно однозначно, сознает себя не одухотворенным субъектом, а телесной единичностью, наделенной естественными влечениями и витальными силами. Не поднимаясь до осмысления многообразия духовных связей с сакральным миром и социокультурным универсумом, он сознает лишь свою причастность к непосредственно созерцаемым очевидностям естественной среды. Для него в первую очередь очевидна его собственная погруженность внутрь природного, физического времени с его повторяющимися циклами и маятниковой ритмикой. Его отношение ко всему окружающему прочно привязано к внутренней динамике его организма, к ритмам постоянно возобновляющихся психо?физиологических состояний и эмоционально-чувственных реакций.

У плотского человека практически нет сколько-нибудь содержательной внутренней жизни. Он далек от того, чтобы намеренно культивировать в себе то, что принято называть личностью. Не обладая развитой субъективностью как потаенной сферой духовного существования, не владея навыками мотивационной деятельности, он не носит при себе <зеркала> рефлексии. Если он совершает нечто, недостойное <образа и подобия Божия>, то его низменные или жестокие деяния, как правило, не предполагают сознания нравственной ответственности за них и не имеют таких последствий как глубокие муки совести.

Плотский человек с его грубой растительной душой и неразвитым, младенчески слабым духом не способен к внутреннему религиозно-нравственному труду. В его мироотношении, как правило, преобладают черты бес?сознательного материализма. Когда его, пребывающего в расцвете сил, впервые начинают посещать мысли о бренности всего сущего, быстротечности жизни и неизбежности смерти, то реакцией на это чаще всего становится стихийный, импульсивный гедонизм. Если ему позволяют материально-финансовые средства, то он с обреченностью смертника, приговоренного к скорой казни, погружается в атмосферу чувственных удо?вольствий, изживания своей бренной плоти, попыток удержать ускользающие мгновения.

Плотский человек, оказавшийся во власти страсти к чувственным наслаждениям, легко может превратиться в "сладострастное насекомое", "человека-паука", не желающего удерживаться от искушений и руководимого лишь мотивами личного беззакония. Мечтающий о запретных удовольствиях, ондогадывается, что для утоления разгорающихся вожделений необходимо переступить черту дозволенного Богом, совестью и законом, т. е. нарушить нормы религии, морали и права. Но это лишь повышает в его глазах притягательность вожделенных удовольствий. Не находя ни в себе, ни вокруг себя ничего такого, что могло бы образумить и утихомирить демона сладострастия, владеющего его темной душой, он не просто готов, но страстно жаждет потонуть в бездне "идеала содомского".

Внешний, плотский человек в его худших проявлениях стал главным героем западного искусства нового и новейшего времени. Различные грани его приземленного существования и низменной сущности скрупулезно освещаются культурой модерна и постмодерна. Он почти полностью вытеснил из современной литературы, театра, кинематографа внутреннего человека.

Помочь внешнему, плотскому человеку удерживаться от впадений в грубую животность, яростное озверение, грязное скотство могут религия, вера, нравственность, право, искусство, философия и многое другое, чем располагают Церковь, культура и цивилизованное общество. Не отвергая и не перечеркивая человеческой телесности, они позволяют ее жизненным силам трансформироваться в новое качество и устремляться в русло духовного созидания.

Гедонизм - позиция внешнего человека

Под гедонизмом обычно понимается либо жизненная позиция, свидетельствующая о чрезмерной привязанности человека к материальному, телесному миру, к даруемым им плотским удовольствиям, либо философия, дающая развернутое теоретическое обоснование оправданности и целесообразности человеческого существования, подчиненного культу наслаждений.

Гедонист - это внешний и одновременно душевный человек, для которого его духовные потребности отодвинулись на задний план, оказались вытеснены материальными прельщениями. У него не тленное тело служит бессмертной душе, а душа обслуживает тело и его чувственные вожделения. Подобное нарушение должной иерархии антропологических ипостасей деформирует личность, упрощает ее духовные структуры, истощает ее духовный потенциал, делает невосприимчивой к важным жизненным смыслам и основополагающим истинам. Доминирование страстей, вожделений ведет к угасанию духа, к атрофии его созидательных способностей.

Позиция гедонизма не вписывается в контекст христианского мировоззрения. <Ибо все, что в мире: похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего> (1 Иоан. 2, 16). Гедонист - антипод христианского аскета. Того и другого притягивают противоположные ценностные полюса жизни, ими движут противоположные устремления. Если гедониста, являющегося рабом собственной чувственности, постоянно одолевают разнообразные желания, искушения, соблазны, и он идет им навстречу, отыскивая пути, способы и средства удовлетворения своих желаний, то для аскета главный императив звучит как требование <не пожелай:> Если гедонист пребывает в состоянии постоянной озабоченности тем, чтобы удовлетворить и насытить живущего внутри него демона неистощимых желаний, то аскет руководствуется заповедью <Не заботьтесь ни о чем> (Флп. 4, 6).

Внутренний человек

Внутренний человек - это та особая ипостась человеческого существа, которая, согласно принципам христианской антропологии, является носителем Св. Духа (Еф. 3, 16). Внутренний человек - это прежде всего индивидуальный дух, устремленный к Богу, а также все те проявления его души, которые тяготеют не к телу, а к духу.

Внутренний человек с вниманием относится к тому, что происходит внутри него, в пределах его души и духа. При этом интроспекция, самопознание не являются для него самоцелью. Они - лишь средства, позволяющие ему жить не <по плоти>, а <по духу>, существовать в полном соответствии с законом Божьим и находить в этом истинное удовольствие (Рим. 7, 22). Подобная позиция позволяет ему с радостью предаваться духовным созерцаниям, молитвенному труду, следовать путями любви, целомудрия, долготерпения, милосердия, смиренномудрия.

Между внутренним и внешним человеком возможны три типа взаимоотношений: 1) внутренний человек однозначно и безапелляционно господствует над внешним, использует последнего в качестве служебного инструмента; 2) внутренний человек и внешний человек находятся в отношениях перманентной конфронтации, складывающейся из попеременных доминирований то одной, то другой стороны, а также из периодически устанавливаемых компромиссных, равновесно-динамичных отношений; 3) внутренний человек пребывает в дремотном или анемическом состоянии, почти не дает о себе знать и потому находится в полном подчинении у внешнего человека, практически не обнаруживая сколько-нибудь явных и достаточно заметных поползновений к перемене своего унизительного, рабского статуса. Это, очевидно, имел в виду апостол Павел, когда говорил: <Если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется> (2 Кор. 4, 16).

Чтобы человек достиг спасения, в нем внешний человек должен быть побежден внутренним. Ему необходимо пройти путь борьбы и преодоления. Идеалом, образцом на этом пути для него служит Сам Иисус Христос, в Котором внутренний человек абсолютно свободен от внешнего.

 

Христианская мысль: Библия и культура. Христианство и социология. Русская религиозная мысль. Христианская антропология. Христианская культурология. Том VII. - СПб.: Издательство <Новое и старое>, 2005. - : с.

 

» Нет комментариев
Пока комментариев нет
» Написать комментарий
Email (не публикуется)
Имя
Фамилия
Комментарий
 осталось символов
Captcha Image Regenerate code when it's unreadable
 
« Пред.   След. »