Главная Каталог статей Полезные ссылки Поиск по сайту Гостевая книга Добавить статью

Меню

Главная arrow Научная библиотека arrow Христианская социология 

ИСКУСИТЕЛЬНАЯ ЛОЖЬ
17.12.2008 г.

Ложью мы обычно называем то, что противоположно истине, что является антиподом правды и честности. То есть ложь - это не ошибка или заблуждение, а намеренное искажение сути вещей и отношений.

В христианском сознании ложь расценивается как грех, восходящий к <отцу лжи>, дьяволу. Она способна принимать разные масштабы и обнаруживать различные степени разрушительной силы. Лжец, руководствующийся имморальными мотивами, втягивается в порочный круг предосудительного злословия, разрушающего добрые, конструктивные отношения между людьми.

Кроме сверхфизических предпосылок, у лжи есть также и антропологические основания. Это прежде всего поврежденность человеческой природы, проявляющаяся в виде слабости духа, неспособности противостоять искушениям, в качестве неумения отличить истину от подделок под нее. При этом необходимость лжи обусловлена тем онтологически предзаданным обстоятельством, что тело каждого человека цельно, а душа нет.

Когда человек дорожит своим статусом образа и подобия Божия, отчетливо сознает, что вера в Бога и злонамеренная ложь несовместимы, то в нем присутствует и постоянно дает о себе знать внутренний запрет на любые формы лжи. Для верующего всякая ложь предстает как обман Бога. Но поскольку Бога обмануть невозможно, то у лгущего неизбежно возникают опасные деформации в его отношениях с Богом, появляется угроза духовного саморазрушения, распада нравственного <я>. И напротив, твердая вера в Бога как в средоточие незыблемых абсолютов сообщает личности убежденность в неприемлемости, недопустимости лжи, превращает человеческий дух в непоколебимый оплот честности.

В межличностных отношениях и прежде всего в тех из них, которые строятся по вертикали <доминирование - подчинение>, может присутствовать такая разновидность лжи и лживости, как лицемерие. Знаменитый проповедник викторианской Англии Чарльз Сперджен (1834 - 1892) использовал в своих проповедях определение лицемера как гребца, который гребет в одну сторону, но смотрит в другую, который притворяется, что смотрит в небеса, но всегда помнит о личном интересе, который говорит, что взирает на Христа, но всегда стремится к собственной выгоде. Истинный христианин чужд лицемерия; его можно сравнить с путешественником, который смотрит в направлении, ведущем к цели и идет прямо к ней (Сперджен Ч. Нагорная проповедь. Брест, 2004. С. 140).

Распространенной разновидностью лжи является лукавство. Христианская традиция трактует его как свидетельство неверия и тайного, маскирующегося противления истине и добру и как коварную, изощренную хулу на Духа Святого. Лукавство выступает как демонстрация изощренного хитроумия, употребляемого на то, чтобы осуществлять коварные подмены и подтасовки, в которых добро изображается как зло, а злу приписываются свойства добра. Подобным лукавством оказалось насыщены искусство и литература XIX - XX вв.

<Симулякрами> (франц. simulacres - продукт симуляции), т. е. лукавыми подделками лжи под истину, попытками выдать безобразие за красоту, порок за добродетель переполнена культура модерна и постмодерна. Они блокируют возможность взаимопонимания между людьми, поскольку не вбирают в себя полноты смыслов социокультурного мира, деформируют их, создают иллюзию их присутствия там, где они отсутствуют.

Другой аспект темы симулякров состоит в том, что большинство реалий секулярного мира тщетно стремятся соответствовать тем понятиям, которые их обозначают. Так, люди, казалось бы, искренне стремятся изображать правдолюбие, правосудие, моральность, но при этом они лишь лукавят и искусно симулируют те черты, которыми должны обладать эти и другие формы культуры. И так происходит со всеми теми реалиями, с которыми человек вынужден иметь дело. В итоге духовно-социальная реальность секуляризованного мира предстает как пространство тотального лукавства, как грандиозная <человеческая комедия>.

О социально-этических и психофизиологических аспектах темы лжи много размышлял русский ученый-физиолог, академик А. А. Ухтомский. Он обратил внимание на так называемые <высокоразвитые психозы зрелого возраста> или <систематизированные бредовые помешательства>. Их особенность состоит в том, что в них проявляется безупречная исправность рационально-логических функций человеческого интеллекта. Что же касается причин аномальных, ложных и даже намеренно лживых теоретических построений, то их следует искать глубже. <Строятся подчас, - писал Ухтомский - удивительно содержательные, цельные (интегральные!) и красивые бредовые системы, чего-то ищущие, чем-то вдохновляемые, и однако бесконечно мучительные для автора! Затравкою при этом всегда служит неудовлетворенный, невыполненный долг перед встретившимся важным вопросом, который поставила жизнь. Человек сдрейфил в мелочи, оказался неполносильным и неполноценным в один определенный момент своей жизненной траектории; и вот от этого <судящего> пункта начинает расти, как снежный ком, сбивающая далее и далее, но уводящая все более и более в сторону бредовая система>. Расплатой за подобную рафинированную ложь может быть распад нравственного <я>.

 

Христианская мысль: Библия и культура. Христианская социология и антропология. Том VIII. - СПб.: Издательство <Новое и старое>, 2006. - : с.

 

» Нет комментариев
Пока комментариев нет
» Написать комментарий
Email (не публикуется)
Имя
Фамилия
Комментарий
 осталось символов
Captcha Image Regenerate code when it's unreadable
 
« Пред.   След. »