Главная Каталог статей Полезные ссылки Поиск по сайту Гостевая книга Добавить статью

Меню

Главная arrow Научная библиотека arrow Лекции по социологии 

1. ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ ОБЩЕСТВА
04.09.2008 г.

 

В нашем языке термин "общество" используется для обозначения самых различных реалий. В студенческой компании можно услышать восклицание: "Как приятно провести время в нашем обществе!" Поклонники художественной литературы создают общество книголюбов. Акционеры финансовой компании также называют себя обществом. В каждом из перечисленных случаев обществом называется определенная совокупность людей, объединенных конкретными интересами, либо взаимными симпатиями, либо видом деятельности.

В социологии понятие "общество" имеет более широкое, универсальное значение. И как отмечал Г.Зиммель, оно имеет смысл очевидности только в том случае, если так или иначе противопоставляется простой сумме отдельных людей.

По каким признакам можно судить об обществе? На младших курсах вам уже говорилось о взаимодействии индивидов, о складывающихся между ними взаимосвязях и отношениях. Если попытаться нанести на карту мира всю совокупность таких связей, то мы увидим сгущения, как правило, накладывающиеся на государственно-территориальные единицы. Эти сгущения означают высокую интенсивность социального взаимодействия, резко ослабевающего на границах. Полученная таким образом картина очаговой концентрации социальных связей будет ничем иным, как графическим изображением различных обществ. Общество - это сгусток связей и взаимодействий, сложившихся между людьми.

Первым признаком общества называют обычно территорию, на которой происходит консолидация социальных связей. Наша планета предоставила возможность многим общностям найти свою экологическую нишу для обеспечения удовлетворения витальных потребностей людей и придать жизнедеятельности индивидов свои неповторимые черты, обусловленные многообразием климатических условий и природным ландшафтом. Территория - это основа социального пространства, в котором складываются, развиваются отношения и взаимодействия между индивидами.

Второй отличительной чертой общества является его способность поддерживать и воспроизводить высокую интенсивность внутренних взаимосвязей. Отмечая устойчивость как важнейшую характеристику общества, социологи расходятся в объяснении ее основополагающих причин. Э.Дюркгейм видел первооснову устойчивости и единства общества в "коллективном сознании", в наличии общей воли, препятствующей развитию губительной силы человеческого эгоизма. Р.Мертон считает, что общество сохраняется благодаря "фундаментальным ценностям", усваиваемым большинством населения и ориентирующим каждого индивида на соблюдение норм совместной жизнедеятельности. Э.Шилз убежден, что общество как таковое существует только под воздействием "общей власти", обеспечивающей контроль над всей территорией и насаждающей общую культуру.

Видимо, нельзя однозначно определить факторы устойчивости общества. На ранних этапах человеческой истории она достигалась прежде всего за счет межличностного взаимодействия. Людей связывали узы родства и соседства, строящиеся на эмоциональной, полуинстинктивной основе, на взаимном влечении, на привычке, на страхе лишиться помощи и поддержки. Ф.Теннис назвал общество, базирующееся на таких принципах, общиной.

Однако по мере роста населения устойчивость связей не могла больше поддерживаться только системой межличностного взаимодействия. Главным стабилизирующим фактором становятся социальные структуры. Под структурой в социологии понимаются устойчивые социальные образования, связи, отношения. Это могут быть социальные институты, социальные роли, общности. Их отличительной особенностью является функциональная целесообразность, то есть выполнение жизненно важной для общества задачи и относительная независимость от персонального состава исполнителей. Иными словами, институт собственности или государства, социальная группа интеллигенции или профессиональная роль судьи существует в обществе постоянно или на протяжении длительного периода, хотя конкретные люди, обеспечивающие функционирование этих структур, могут сменяться неоднократно.

Социальные структуры возникают не моментально и не на пустом месте. Они - результат закрепления устойчивых взаимодействий и отношений, возникающих первоначально на основе межличностных контактов и взаимосвязей. Они - результат целерационального отбора оптимальных принципов и норм регулирования совместной жизни, позволяющих индивидам наиболее эффективно решать свои собственные задачи, достигать свои личные цели. Так, процесс становления государственности у всех народов растянулся на многие столетия, прежде чем принял очертания сложившихся институциональных структур, способных выполнять регулятивно-мобилизующую функцию.

Общество обретает устойчивость благодаря прежде всего таким свойствам социальных структур, как их относительное постоянство и функциональная целесообразность. Каждая структура регламентируется и воспроизводит определенные виды жизнедеятельности и взаимосвязи. Институт денег регулирует товарообмен, институт семьи брачные отношения, социально-профессиональные общности поддерживают разделение труда. Все в совокупности они обеспечивают преемственность, без которой невозможно воспроизводство социальных связей.

Вместе с тем, хотелось бы предостеречь от одностороннего взгляда на социальные структуры, как на нечто раз и навсегда данное, застывшее, независимое и самодовлеющее. Структуры выполняют свою роль поддержания стабильности общества только при условии их легитимности, то есть при условии признания их целесообразности большинством населения. Резкие сдвиги в массовом сознании, переоценка фундаментальных ценностей могут серьезно подорвать доверие к существующим структурам, нарушить механизм регулятивного воздействия на людей. В этом случае в обществе будет резко нарастать нестабильность, появится угроза всеобщего хаоса, энтропии, последствия которой могут быть катастрофическими для общества. Усилившиеся во второй половине 80-х годов в СССР размывание социалистических идеалов, переориентация массового сознания на общечеловеческие ценности, на идеологию индивидуализма серьезно подорвали доверие людей к старым социальным структурам. Последние уже не могли выполнять свою стабилизирующую роль. Неспособность руководства страны привести основные структуры в соответствие с обновленной системой ценностей предопределила распад Союза ССР и последующую нестабильность во вновь образовавшихся государствах. Таким образом, можно говорить о том, что устойчивость общества обеспечивается лишь теми социальными структурами, которые пользуются доверием и поддержкой населения.

Третьей отличительной чертой общества является его автономность и высокий уровень саморегуляции. Автономность общества достигается его многофункциональностью, то есть способностью создавать необходимые условия для удовлетворения разнообразных потребностей индивидов и предоставлять последним широкие возможности для самоутверждения и саморегуляции. Только в обществе человек может заниматься узкопрофессиональной деятельностью, зная при этом, что всегда сможет удовлетворить свои потребности в пище и одежде. Только в обществе он может приобрести необходимые навыки и познакомиться с достижениями культуры, науки. Только общество может предоставить ему возможность сделать головокружительную карьеру и подняться на вершину социальной иерархии. Иными словами, общество обладает той самодостаточностью, которая позволяет ему без вмешательства извне выполнять свое основное предназначение - предоставлять людям такие формы организации жизни, которые облегчают им достижение личных целей.

Автономность и самодостаточность общества проявляются именно в отсутствии внешних управленческих импульсов. Общество регулируется и управляется исключительно теми институтами и организациями и на основании тех норм и принципов, которые возникают и создаются внутри него самого. Саморегуляция - важное свойство общества, обеспечивающее его самостоятельность независимо от размера.

В-четвертых, общество отличает большая интегрирующая сила. Она социализирует каждое новое поколение людей, включает его в сложившуюся систему отношений, подчиняет общепринятым нормам и правилам. Благодаря указанному качеству общество оказывается восприимчивым к нововведениям, ибо органично вбирает в себя новые социальные образования, институты, нормы, обеспечивая тем самым обновление и преемственность развития. И сами люди, связанные с обществом невидимыми нитями общности языка, культуры, происхождения, тяготеют к нему. Оно предоставляет им возможность использовать привычные образцы поведения, следовать устоявшимся принципам, создает неповторимую атмосферу духовного единения.

Итак, общество - это универсальный способ организации социальных связей и социального взаимодействия, обеспечивающий удовлетворение всех основных потребностей людей, самодостаточный, саморегулирующийся и самовоспроизводящийся. Общество возникает по мере упорядочивания, упрочения социальных связей, появления особых институтов, норм, поддерживающих и развивающих эти связи.

Несводимость общества к сумме индивидов составляет главную проблему его изучения. Неизбежно приходится отвлекаться от жизнедеятельности конкретных людей, чтобы за своеобразием и оригинальностью каждого человека не потерять того повторяющегося, устойчивого, что связывает людей, заставляет действовать определенным способом несмотря на самые яркие черты индивидуальности. Схватить, уловить, проанализировать устойчиво-повторяющееся, типичное в жизни общества составляет главную задачу науки об обществе, и наиболее продуктивным методом здесь может быть системный анализ.

ОБЩЕСТВО КАК СИСТЕМА

Рассмотрение общества как системы характерно для многих видных социологов. Однако сопоставление их исследований может поставить в недоумение неискушенного слушателя, слишком они разноречивы и разноплановы. Главная причина этой разноголосицы - в неоднозначности методологических позиций авторов.

Как известно, система - это такое целое, которое не сводимо к сумме своих элементов. Уникальность целого обеспечивается особым способом, порядком взаимосвязи и взаимозависимости его частей. Исследование системы может быть начато с изучения ее основных структурных компонентов, механизмов их функционирования и взаимодействия. В этом случае многое определяется набором основного системообразующего элемента, того первокирпичика, который лежит в основе теоретической конструкции.

Для Э.Дюркгейма главным смыслообразующим элементов общества, целостность которого обеспечивается коллективным сознанием, является "социальный факт", под которым он понимает "всякий способ действия, устоявшийся или нет, способный оказать на индивида внешнее принуждение" (Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. - М.: 1991. С.421). "Социальные факты", по мнению Э.Дюркгейма, являются той реальностью, которую можно наблюдать, а следовательно, изучать. "Социальные факты" многообразны и включают все социальные образования, которые вынуждают людей принимать обычаи страны, законы, подчиняться денежной системе, нормам, правилам и т.д. Рассматривая общество как систему "социальных фактов", можно, считал Э.Дюркгейм, понять механизм его функционирования, определить рычаги его воздействия на индивидов.

У К.Маркса системообразующим элементом является социальное отношение как непосредственное выражение устойчивых связей, складывающихся между людьми в процессе их жизнедеятельности: общество, по его мнению, не состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти индивиды находятся друг к другу. Характер социальных отношений определяет специфику как самого общества, так и сущностных качеств самих людей.

М.Вебер рассматривает общество как сложную систему социального взаимодействия. Он выделяет четыре вида социального действия: целерациональное, ценностно-рациональное, аффективное и традиционное, которые, по его мнению, составляют основу социальной жизни. В обществе, как правило, доминируют определенные виды социального действия, которые определяют складывающиеся отношения господства-подчинения, а также характер самого общества. Оно может быть традиционным, если в нем преобладают традиционный и аффективный виды ориентации действий; индустриальным, если доминирующими становятся целерациональное и ценностно-рациональное поведение.

Наличие разных подходов к структурированию общества объясняется сложностью самого феномена. Перечислю только основные виды организации социальной жизни, совокупность которых собственно и составляет общество: социальные связи и отношения, социальные институты, социальные общности, группы, страты, социальные организации, ценности, нормы, социальные роли. Каждый из этих компонентов привносит в социальную жизнь организующее начало и, следовательно, может быть рассмотрен как начальное звено в логических построениях исследователя.

Следующим шагом в рассмотрении общества как системы становится определение способа организации его элементов. Проблема непростая, потому что речь идет о поиске зависимостей между элементами, подчас не соприкасающимися друг с другом. Действительно, ну что может связывать религию и органы государственного управления, особенно в стране, где церковь отделена от государства? Что объединяет производственные и семейные отношения в современном обществе, где семья за редким исключением уже не является производственной структурой? Как найти взаимосвязь между социально-профессиональными статусами (ролями) инженера и фермера? Наконец, что общего у завода, производящего автомобили, и у театра? Ответы на все эти вопросы лежат в области функционального анализа. Каждый из перечисленных элементов выполняет в обществе определенную функцию, служит удовлетворению определенной группы потребностей индивидов. Общество объединяет свои структурные единицы не путем установления между ними непосредственного взаимодействия, а на основе их функциональной зависимости.

Функциональная зависимость - это то, что придает совокупности элементов в целом такие свойства, которыми в отдельности не обладает ни один из них. И вот Т.Парсонс попытался анализ социальной системы начать не с выявления структурных элементов, а с определения основных функциональных требований, без которых система как таковая существовать не может.

Общество как система, считал он, может функционировать только при выполнении следующих требований (функций): 1) она должна обладать способностью к адаптации, приспособлению к изменившимся условиям и возросшим материальным потребностям людей, уметь рационально организовать и распределять внутренние ресурсы; 2) она должна быть целеориентированной, способной к постановке основных целей и задач и к поддержанию процесса их достижения; 3) она должна сохранять устойчивость на основе общих норм и ценностей, усваеваемых индивидами, и снимающих напряжение в системе; 4) она должна обладать способностью к интеграции, к включению в систему новых поколений.

Определив основные функции системы, Т.Парсонс ищет реальных исполнителей этих функций в обществе. Вначале он выделяет четыре подсистемы (экономика, политика, культура и родство), ответственные за выполнение каждой из этих функций. Далее указывает те социальные институты, которые в рамках каждой подсистемы осуществляют непосредственное регулирование адаптационными, целеполагающими, стабилизирующими и интеграционными процессами (заводы, банки, партии, государственный аппарат, церковь, школа, семья и др.). И, наконец, дает совокупность социальных ролей, выполнение которых основывается на соблюдении норм, вытекающих из фундаментальных ценностей и в конечном итоге соответствующих основным функциональным императивным системам.

Чем последовательнее осуществляется функциональное разделение деятельности на уровне институтов и социальных ролей, тем стабильнее сама социальная система. И, напротив, выполнение каким-либо институтом несвойственных ему функций порождает хаос, усиливает внутреннюю напряженность системы, ведет к росту социальной энтропии. Понятие энтропии в социологии противоположно понятию социального порядка. Под последним понимается такой уровень упорядоченности и организации социальных связей и взаимодействий, который позволяет говорить о взаимной согласованности и предсказуемости действий людей. Любая социальная система, и прежде всего общество, должны обладать достаточным уровнем внутренней упорядоченности, которая, по мнению Т.Парсонса, достигается главным образом за счет функциональной целесообразности действий индивидов и социальных институтов.

К выделению функциональных подсистем социологи склонялись задолго до Т.Парсонса. Разногласия заключались только в определении их количества и функционального предназначения. Так, в нашей отечественной науке принято выделять экономическую подсистему, обеспечивающую производство товаров, необходимых для удовлетворения материальных потребностей индивидов; духовно-культурную, позволяющую человеку реализовать свои духовные потребности и способствующие нормативному регулированию общества в целом; социальную, регламентирующую потребление и распределение всех благ, и политическую, осуществляющую общее руководство и управление обществом.

Выделение функциональных подсистем поставило вопрос о том, какая же из них определяет облик общества в целом. Поиск основания, придающего всему зданию неповторимый облик, растянулся в социологии на многие десятилетия и не завершился принятием единого решения.

К.Маркс отдавал предпочтение экономической системе. Согласно его взглядам именно способ производства материальной жизни обусловливает социальные, политические и духовные процессы жизни общества вообще. Однако Великая Октябрьская социалистическая революция в России, осуществленная большевиками под флагом верности марксизму, нарушила все постулаты экономического детерминизма: политический переворот стал не итогом, а началом изменению экономического базиса. Воздействие политики на социальную жизнь было настолько сильным, что вскоре все сферы общества оказались под ее тоталитарным контролем.

Идея первенства политики имеет более древние корни. Еще у Платона и Аристотеля отмечалась склонность к отождествлению политического и социального, к подчеркиванию крайне важного значения государственного устройства для развития общества. Современные исследования такого явления как тоталитаризм также подтверждают огромную роль способа организации политической жизни в обществе. Политика, государство при определенных условиях могут стать решающим фактором, полностью контролирующим все социальные сферы.

Проблема экономического и политического детерминизма в большей степени волновала пост-марксистов и их критиков, потому что затрагивала не только основы социальной теории Маркса, но и реальную практику "строительства социализма". В странах же Запада, где политика и экономика нашли свои функциональные ниши и не мешали друг другу, полемика разворачивалась между сторонниками технологического и культурного детерминизма.

Сторонники технологического детерминизма склонны видеть определяющий фактор общественной жизни в материальном производстве. Характер труда, техника, технология, по их мнению, определяют не только количество и качество производственных материальных благ, уровень потребления, но и культурные запросы людей. Сравнивая примитивные в техническом отношении общества с высокоразвитыми, они отмечают принципиально иные потребности, устремления, ценности людей, иную культуру поведения, межличностного общения, иные формы самовыражения. Сторонники культурного детерминизма считают, что остов общества составляют общепринятые ценности и нормы, соблюдение которых обеспечивает устойчивость и неповторимость самого общества. Различия культур предопределяют различия в поступках и действиях людей, в организации ими материального производства, в выборе форм политической организации.

По мнению многих социологов, очевидным пока является лишь то, что общество может нормально функционировать при последовательном выполнении каждой подсистемой своего функционального предназначения. Умаление или возвышение любой из них чревато негативными последствиями. Так, гипертрофированное разбухание политики в условиях тоталитаризма пагубно сказалось, например, на судьбе всего тогдашнего советского общества. Недооценка роли материального производства ведет к снижению уровня потребления и нарастания кризисных явлений; размывание норм и ценностей, регулирующих поведение индивидов, - к социальной энтропии и т.д. Попытки вернуться к проблеме детерминирующего фактора при исследовании причин развития общества пока выглядят малоубедительными. Доказать, что повлияло на тот или иной процесс в обществе - изменение технологии, появление новых потребностей, реорганизация государственного аппарата или переориентация массового сознания, практически невозможно, слишком взаимосвязаны все эти явления. А главное - все они переплетены в жизнедеятельности конкретного человека, поступки которого далеко не всегда поддаются рациональному измерению.

Выделение функциональных подсистем или функциональных императивов, как у Парсонса, позволяло выявить уровни организации социальной жизни, их особенности, лучше понять механизм функционирования общества. Функциональный подход позволял систематизировать знания об обществе, но одновременно нес в себе и серьезные ограничения. Критики справедливо ставили вопросы о количестве основных функций, их содержании, институциональном обеспечении и многом другом. Действительно, в рамках такого подхода, требующего признания за каждым институтом, каждым социальным образованием выполнения полезной для общества функции, трудно было объяснить причины кризисов, конфликтов, распада систем. Р.Мертон предложил говорить не только о явных, позитивных функциях, но также и о скрытых, латентных функциях и дисфункциях, создающих угрозу стабильности, порождающих различные отклонения от общепринятых норм, правил, являющихся своеобразным источником напряженности.

Поиском ответа на вопрос о причинах кризисов, внутреннем противостоянии и борьбы в обществе занялись сторонники теории социального конфликта. Исходный пункт их рассуждений - несовпадение, противоположность интересов различных социальных групп. Различаясь по своему положению в обществе, социальные слои, классы неизбежно в стремлении удовлетворить соответствующие потребности и реализовать собственные интересы, будут противостоять, сталкиваться с другими группами. Облик общества, его основные социально-экономические и политические институты становятся продуктом, итогом очередного социального конфликта, в ходе которого происходит либо установление полного господства какого-то класса, либо достигается компромисс между противоборствующими силами. Частичные изменения в обществе происходят в результате столкновений по частным вопросам. Таким образом, социальный интерес рассматривается в качестве главной пружины, приводящий в действие механизм функционирования общества.

Итак, когда мы ставим проблему функционирования общества, нужно четко определиться с вопросом, на который хотим получить ответ. Если для нас главное - выяснение факторов устойчивости, стабильности общества как системы, то целесообразно обратиться к элементам структурно-функционального анализа. Через понимание общества как целостности мы можем выйти на выявление конкретных функций, которые выполняют его структурные компоненты, обеспечивающие единство всего социального организма. В этом случае механизм функционирования - это механизм сохранения и воспроизводства социальной жизни. Если нам необходимо вскрыть причины изменений в обществе, то следует обратиться к теориям социального конфликта. Но тогда механизм функционирования общества станет механизмом его изменения, развития.

ОБЩЕСТВО И ИНДИВИД

Какую бы социологическую парадигму мы ни взяли за основу анализа, следует четко представлять, что функционирование общества возможно только как результат деятельности конкретных людей. Любой социальный институт, любая система ценностей и норм выполняют свою регулирующую роль, если материализуются в действиях, поступках индивидов. Столкновение интересов социальных групп, классов ведут к сдвигам в обществе, если приходят в движение реальные носители этих интересов. Вот почему проблема функционирования общества - это также и проблема взаимоотношения, взаимосвязи общества и индивида.

Люди с их конкретными интересами, с одной стороны, составляют основу общества, делают возможным само его существование, а с другой - представляют для него большую угрозу, вносят дестабилизирующее начало. Каждый человек видит смысл жизни в реализации личных планов и целей, в самоутверждении, и, следовательно, стремится к большей свободе действий. Общество, напротив, может существовать как целое, единое образование только при условии осознания населением необходимости совместного существования и соответственно - принятия единых правил, норм, ценностей.

Это противоречие, назовем его условно противоречием между общими и частными интересами, является первым камнем преткновения в жизни общества. Каждое конкретное общество находит собственное решение этой проблемы. В тоталитарных государствах личный интерес низводится до второстепенного и подчиняется общественному. При этом происходит деформация самого общего интереса, так как правящая клика в силу своей замкнутости, неподконтрольности со стороны общественности, неизбежно отождествляет общее с групповым.

Демократические государства с большим или меньшим успехом пытаются уравновесить два противоположных интереса путем поиска соответствующих социально-политических ниш, в которых тот и другой интересы могли бы получить наивысшее развитие, не ущемляя и не ограничивая себя взаимно. Например, путем разграничения гражданского права, защищающего свободы личности, и государственного права, призванного создать систему институтов, представляющие единые национально-государственные интересы.

Второе противоречие, определяющее жизнеспособность общества, - противоречие между подвижной, изменчивой природой личных потребностей и интересов и устойчивостью, стабильностью общества как необходимого условия его воспроизводства. Симпатии и антипатии людей, их устремления и чаяния складываются под воздействием различных факторов, порождая не только многообразие индивидуальных запросов и потребностей, но и их высокую подвижность. Социальные институты, нормы общества, напротив, должны обладать значительной устойчивостью, иначе социальные структуры не смогут осуществлять воспроизводство социальной жизни, социализацию новых поколений, обеспечивать передачу опыта, знаний, навыков и умений.

Как решить противоречие между тяготеющей к стабильности структурой общества и подвижной структурой потребностей личности? Можно перекрыть клапаны, обеспечивающие поступление к человеку новой информации, или сделать эту информацию, влияющую на мировосприятие индивида, дозированной и тем самым затормозить обновление духовного мира людей. С такой практикой целенаправленного воздействия на личность мы столкнулись в нашей стране, когда, к примеру, целые пласты мировой социально-политической мысли, да и сама история русской социологической мысли дореволюционного периода, оказались закрытыми не только для широкой публики, но и для специалистов. Отечественная общественная наука варилась в собственном соку, создавала идеологические подпорки политическому режиму и, конечно, оказалась неспособной дать ответы на практические вопросы, поставленные в ходе коренной трансформации общества. Стабильность, достигаемая исключительно принуждением, неизбежно оборачивается консервацией, замедлением темпов развития и даже деградацией, если прекращается приток в массовое сознание новых идей, новой информации, если в рамках существующих социальных институтов оказывается невозможным удовлетворить новые потребности, реализовать новые цели.

Индивид с изменившейся, обновленной системой ценностей, взглядов и интересов представляет угрозу старым социальным структурам, которые теснят его, давят на него, заставляют его мыслить и действовать по-старому. Со всей неотвратимостью в развитии каждого общества рано или поздно встает дилемма: обновление или стабильность. Видимо, в обществе должны складываться структуры достаточно гибкие, способные выразить растущее многообразие интересов (например, многопартийная система и система различных общественно-политических организаций и движений), обеспечивать распространение разнообразной информации (плюрализм средств массовой информации); создать реальные возможности овладения через систему образования, науку, производства новыми знаниями, умениями, технологиями и т.д.

» Нет комментариев
Пока комментариев нет
» Написать комментарий
Email (не публикуется)
Имя
Фамилия
Комментарий
 осталось символов
Captcha Image Regenerate code when it's unreadable
 
« Пред.   След. »